Русские стихи русских поэтов.

Этот сайт для поэтов и любителей поэзии.
Зарегистрировавшись, Вы можете писать,
комментировать и оценивать произведения
современных русских поэтов...

©Стихи России
Для тех, кто любит философию, ищет истину, но устал от рекламы, троллей и профанаций. Новый сайт для думающих людей. Регистрируйтесь, пишите, спорьте...
Новый сайт для думающих людей
+17 RSS-лента RSS-лента

Стихи

Администратор блога: Александр Яминский (блог открыт для всех)
От природы до породы...
Природа, словно отдыхает…-
И будто бы за просто так!..-
Но, неизменно, изживает,
в ней, лишнего…- Познай, чудак,
свою ненужность, в этом мире
( С начала чтоб, и до конца,
его познавши! )…- Гимн, секире,
здесь, в тему…- Факт: Не для юнца,
все эти истины двойные,
к витку тройному, у виска
( Понятно, пальцем! )…- Сны смурные…-
И не иначе…- Жизнь – мерзка,
когда ты в ней ( Да беспрестанно! )
мотаешь сопли на кулак…
И ждёшь…, и жаждешь… окаянно…
А перед взором, будто мрак,
маяча в благодатной позе
( Мол, расслабляясь, кайф лови! )…-
Но шастай, от навоза к грёзе,
под миражи ( Вплоть до любви! ),
способен если…- В силу духа,
на ниве задушевных струн…-
И стражди, стражди…- А проруха
сильна до призрачных лагун,
через препону ( Несомненно! ),
предоставляя сказку-рай…-
Но, для тебя ли?..- Жизнь – бесценна…-
Когда достойна, невзначай…-
Да и не только!..- По заслугам
дубасят…- Часто – от плеча! –
А то известно: Злым потугам,
всегда, свобода палача,
мерещится…- Была бы воля
( Да под желанно-властный клич! )…-
И вот тогда-то ( Жди, «неволя»! )
и проза дня, как магарыч,
себя предъявит, откровенно,
ненужных умерщвляя, враз!
А гимн секире ( Столь нескверно!!! )
жизнь ублажит…- Вне пышных фраз!..
Евгений Онегин - 2. Опыт поэтической парафразы ( 8 ).
ГЛАВА ВОСЬМАЯ
1
В блаженстве юности, когда-то,
с раскрытой книгой, пред собой,
внимал я Лирике собрата,
и стих, в ней, нравился любой...,
а, в чтении, время пролетало,
но жизнь, свой опыт ( в дар ) вручала
и поэтический балласт,
во мне копился, словно пласт...,
и до поры, всё зрело семя,
незрим всегда, в нём, был Поэт,
но, по прошествии многих лет,
Романом разрешилось бремя,
сюжет и форма где, А.С.,
но стиль где, мой, верша Прогресс!
2
Вкушай Роман...- О, Мой Читатель!
Для Творчества – преграды нет!
По «барабану», нам, Издатель!
И, в том, поможет Интернет!
...............................................................
...............................................................
…...........................................................
…...........................................................
..... ( пропуск, как у Пушкина ) ...........
................................................................
................................................................
................................................................
................................................................
................................................................
3
Подруга Лира, как подмога...-
судьбе давая чувств глоток,
ведь думам, без неё, убого...,
ну, а она, как лепесток,
на ниве мысли необъятной...,
но, только ей, тропой понятной,
ведёт, с собой, от прозы зол
( Где коммунальный произвол
«завис» над душами, навечно! ),
маня в Интим, где скуки нет
( А то – стихам – почти обет! ),
но ЖЭУ – давит, бессердечно,
мешая нам, всё нал прося,
и должников – не вынося!
4
Забросил я расчёты бесов,
чья жизнь, давно, не по счетам...,
себя лишая интересов -
оплачивать – по их мечтам...,
ведь от долгов, коль пил бы – спился,
а может – просто б отравился...,
но тема – в жизни сей – была,
и, в ней, Евтерпа помогла,
спасая от «друзей» ненужных,
кто вереницей стлались, вдаль,
зовя в забвение, чрез печаль...,
но Муза – отстраняла чуждых,
своей блистая остротой,
и поражая – красотой!
5
И вместе мы ( как схоронившись... ),
в прострации земных идей,
так на «Реформы» обозлившись
( Ведь оным: Сдохли б все, скорей! ),
упали в Мир интровертивный...,
что столь бездонен ( Верь, наивный! )...,
к Поэзии призвал коль, рок,
минуя жертвенный наскок
того, кто чтил жаргон..., замашки...-
«въезжая» в Рынок, как в бреду,
куда вошли – на поводу,
и вот – в Кумирах – Промокашки,
меж сходок, свадеб и смертей,
через посылы всех «Вестей»!
6
Промчались годы боевые...,
но без подполья – не война,
а кто, всё ж, выжил, те – святые...,
и им – в застолье – пить до дна...-
за тех, кто сгинул..., что обидно...,
и пухом сим земля... Солидно -
их замещают братаны...-
крутых формаций пацаны,
с публичными, порой, речами,
верша, тусовкой, шумный пир,
но оный – Уголовный Мир -
аж по уши, в крови, с руками...,
и мы, с Евтерпой, среди них,
изгоями – в стране глухих...
7
Так и возникли Олигархи,
как шайку эту, все зовут...,
хоть интеллектом – не Плутархи,
но «бабки схапать» - Мудрость чтут,
а возле них – гвалт молодёжи
( Ведь деток – как похожи рожи! ),
но чьи глаза смогли застыть -
в толпе ( Его – да позабыть?! )...:
«Евгений?» - «Но откуда взялся?» -
«Онегин – чёрт его дери!» -
«Шары на лбу...- ты посмотри!»,
«Не въехал в дозу?» - «Не...- нажрался!»,
и сплетни, аж по всем углам,
бурлят... и создают бедлам!
8
Неужто, вновь, он – в заморочках,
в которых был ещё вчера?
Как будто в фиговых листочках,
явлением где, словес игра,
что покрывает разум, мраком,
а он, как щёголь, модным фраком,
вороной чёрной снизойдя,
столь нудный монолог ведя,
как тешится – другим во злобу,
в плену своих дилемм..., проблем...,
иль кибернетики систем...,
и ( Что скрывать? ) «фуфло» ( на пробу ),
желали – юноше набить...,
вопрос минуя: «Быть..., не быть...?»
9
Звучит, о нём, предубеждение,
среди молвы, в упрёках злых,
где люди любят осуждение,
без состраданий, столь простых...,
где за сочувствием – едкость скрыта,
в ухмылках – по судьбе, что бита,
когда душе – житьё, как грех
( А лицемерности – успех! ),
но слыть, в идеях отвлечённых,
по факту: призрачный Почёт,
в котором «светит», лишь учёт,
в местах, для психов «просвещённых»,
а там, приложат массу сил,
чтоб Дух твой – вовсе не сквозил!
10
Счастливым быть – ума не надо,
ведь умничать, порой, то – вред,
а вот людей любить – награда,
чтоб ( по Карнеги ) жить без бед...,
и надо ль, с юности, грузиться ( ? )
и с глупостью своей носиться,
всю жизнь – коту под хвост кидать,
и всё судьбину проклинать,
ища причины, ненароком...,
где мифы, лишь подмогой, в том,
чтоб чушь ловить, открытым ртом,
при встрече с явным лжепророком
( А наскрести ль – горбом – ума,
коль в голове – сплошная тьма? )...
11
Как не беги...- обгонит время...,
а оное – не обмануть...,
но молодое мчится, племя,
в пылу отстаивая суть,
во имя призрачной свободы...,
но где, напрасно, часто, годы -
встречают, чрез потоки слёз,
и, в памяти, счастливых грёз,
не так уж много...- жизнь проходит,
ступая прозой, в каждый день...,
где злых привычек, дребедень,
порядок жёсткий, свой, наводит,
и взгляды..., мнения...- круша,
на возраст давит, срок верша!
12
Инакомыслие – не в моде,
а большинство, так просто, злит...,
ведь есть брожение – в народе -
всегда... Но он ли разрешит,
слыть чудом в перьях, обормотом,
или ходячим анекдотом,
как пустомеля-дурагон -
Емеля с печки – фармазон?
Но, здесь, к Онегина судьбине,
нам, словно снизойти, резон,
а для него, уж жизнь, как стон
( Ведь двадцать шесть, уже, мужчине! ),
а он же – всё баклуши бьёт,
средь дней беспечных, напролёт.
13
Так, ни к чему и не приткнувшись,
все цели, в жизни, потеряв,
и, оттого, вконец замкнувшись,
понёс, его беспутный нрав,
блуждать по свету... Благо средства
( как составная часть наследства... ),
всегда имелись – и с лихвой,
а к оным – женский пол – гурьбой,
примчался, в наглых притязаниях
( Ведь деньги – им, как пчёлам – мёд! ),
чрез мерзость действий ( Вот народ! ),
но к чёрту всех послал! В стенаниях -
друг мёртвый, Демоном вставал,
грозя ему..., с собою звал!
14
И вот, Евгений, средь бедлама,
не помня, как сюда попал...,
мелькнула где, пред взором, дама,
и он признал лица овал...,
но с ней – очкарик ( нам знакомый ),
да и Онегину – не новый,
учились вместе коль, они,
в спецшколе, в их былые дни...,
но всё внимание – к ней — бесспорно,
кто выглядит, совсем не так,
как окружения кавардак,
кой постоянно ржёт, притворно...,
в дурных манерах всё резвясь,
и от потех своих - «тащась»!
15
Вокруг неё – не люди...- тени,
настоль она, средь них, видна,
а мысли неких..., про колени,
нелепы, здесь... Душа, одна,
влечёт их, к ней, но женский фактор,
по факту: мщения что, реактор,
икру аж мечет, ставши злей,
да и банкир, в очках, пред ней,
свою особу занижает...
«И как, с её-то красотой,
поймать такого?» - «Молодой!» -
вот оттого-то и страдает -
вульгарный бабий Сплетсовет,
коль алчен женский Пиетет!
16
Вульгарность – духа директива
( Но наглость – в счастье – хороша! ),
ну, а нутро же, коль спесиво -
не скрыть в глазах..., ведь там – душа,
собой являет сокровенность,
а выражает откровенность...,
и – в подтверждение – доброта,
и дамы нашей, в том, черта,
разительный пример, красоткам,
кто столь прекрасны – при свечах,
но так глупы – в своих речах,
к их пышной вычурности, сходкам,
в манерах..., жестах..., да сверх мер,
красивых, но пустых, Венер!
17
«Она? И здесь...? Да быть не может!
Иль «съехал» я? Балде – хана!» -
и сонм сомнений – душу гложет -
Евгения, кто, вмиг, вина
хлебнул для ясности, раскисший,
в раздумьях о былом, «зависший»,
где – в памяти – пейзажа даль...,
Провинция... Но, вновь, в печаль
вогнал очкарик черноокий...
«Банкир, ты в курсе, кто она?» -
«Онегин, знай! Моя жена
( И тут, Евгений, Мир жестокий,
познал сполна! )...- А в сей же час,
пойдём..., я познакомлю вас!»
18
«Давно женат ты?» - «Два уж года...» -
«Семья же кара...» - «Люди врут!» -
«Однако... Ну..., а как свобода?» -
«Оставь, старик...- то прелесть пут!»,
и он, Евгения, подводит
к Татьяне..., разговор заводит...
«А, всё ж, Онегин – не простак...-
Чета банкиров, как-никак...» -
звучат, вмиг, сплетни..., но Татьяна
пространно смотрит, на него,
а взгляд же – вовсе ничего -
не выражает ( без обмана ),
на фоне такта, в коем – слог -
прервал их скучный диалог...
19
Нежданно, вновь увидев друга,
предвосхищая душ порыв,
иль раздражение, от испуга,
иль, от восторга, страстный взрыв,
Евгений встретил безразличие,
где, фактом, женское двуличие,
пред ним предстало, как стена,
ведь та Богиня – не она,
кто был, в обличье светском, ныне...,
кого – совсем не понимал...,
и..., слушая её, молчал...,
никчёмность чувствуя, в гордыне,
среди осколков прошлых лет,
где он – не должный дал ответ...
20
Она ль была, пред ним, однако,
иль некий образ ( столь – иной... ) -
не прежний, кой, так не двояко,
внимал его слова, душой...,
но их значение упуская,
и чувствам, только, доверяя,
включая SMS, к нему,
с признанием..., но увы..., тому,
кто ей явился, озарением...,
средь прозы жизни...- на беду,
поскольку, встретившись в саду,
он оттолкнул... сим откровением,
тогда..., не думая о ней...,
а ныне – смена их ролей!
21
И он домой спешит, скорее,
где легче, боль перенести...,
но лик Татьяны, став яснее,
спать не даёт, ему, почти...,
а тут, банкир ( Кто из масонов... )
зовёт на Пир ( Во Честь Канонов! ),
через послание SMS:
// Старик, давай! А то – исчез... //,
и, вмиг, Евгений отвечает,
хоть мысль – другим поглощена...,
где, их Любви, встаёт волна,
где, вновь, душа его пылает...,
и где она – в мечтах, как тень,
как будто шлёт вчерашний день!
22
Часы медлительны в томлении,
а встречи сей, Евгений, ждёт...,
и только вечер ( В промедлении? ) -
как пуля мчится! - Не идёт...,
встречая, враз, Татьяну, в доме
( Чрез созерцание, аж в истоме! ),
молчанием что, прервав ей речь,
зависло..., как дамоклов меч...,
Онегин где, средь размышлений...,
на фоне всех нелепых фраз,
но познаёт, на этот раз,
что пропасть, словно, поколений,
возникла..., в душах сих, двоих,
разверзнув, всё же, судьбы их!
23
И тут, банкир, вошедший шумно,
прервал, их грустный диалог...,
от мысли хохоча, безумно,
что, будто, уплатил налог,
съязвив: «Как хохма? Не похоже?
А месть народная – по роже -
хлестала рыжего ( «Достал»! )?»,
и, здесь, Онегин поддержал,
смеялись коль... Тут, гости, вскоре,
заполнили, собой, весь дом,
создав притон, и тот – вверх дном,
и ржали все уж, в этой своре,
вкусив последний анекдот:
«В России, ныне, тьма Свобод!»
24
Суть элитарная, Столицы,
собой являла явный срез,
где «папики» и их девицы,
мажоры, коих – не в обрез,
а к ним – Поэты и артисты,
и архитекторы-садисты,
и театральный режиссёр,
и, даже, средневес-боксёр...,
а с ним: ТВ-обозреватель -
по политическим делам...,
миллиардер, средь юных дам,
и самых модных книг издатель...,
где, всяк, своим умом играл,
а жизнь – иначе понимал...
25
Средь них мелькали и кретины,
да с выражением, на лице...,
а в дополнение сей картины,
их знания, словно в образце,
интеллигентов – в абсолюте...,
где, словно в призрачном салюте,
суждения стлались обо всём,
но, в большей мере, ни о чём...
.................................................................
.................................................................
..... ( пропуск, как у Пушкина ) ........
.................................................................
.................................................................
….............................................................
26
Зашел и неплохой писатель,
клеймящий Власть: «... от Сатаны!»,
по Сталину кто, воздыхатель,
а с ним – защитник всей Страны!
И Кутюрье был, от природы,
кто как Диор ( Но Русской Моды! )...-
с улыбкой солнечной, своей,
зовя в Салоны будто, ей!
И Фёдор, вкупе, ненароком,
по факту: с корабля на бал
( И где он только не бывал!? ),
спустился, выглядя Пророком,
ценя стиль жизни, удалой,
но удививший, бородой!
27
Онегин же, здесь пребывавший,
всё за Татьяной наблюдал...
и вид её, столь всех застлавший,
его, безмерно, поражал...,
ведь как-никак, уже – банкирша,
а не какая-то кассирша...,
и факт сей – дерзок, для иных,
кто так упёрт, средь нагло-злых!
А посему: Свобода – в бане,
где нет – ни званий, ни наград,
но только – тел нагих парад,
а то – не лица – на экране,
которые, всё ж, видел ты,
не замечая наготы...
28
А от Татьяны, той, осталось,
едва лишь имя – суть её,
но, в ней, по Марксу, проявлялось
сознание..., где житьё-бытьё,
лишь опосредовано чину
( И, здесь, процессов сих, причину,
ищите в строе государств,
империй, королевств да царств... ),
а с ним, она – сменив осанку...,
а с ней – и голос..., да и взгляд...,
уже познав, сей жизни, ад
( поняв, вконец, её изнанку ),
не видит, более, чудес,
утратив к чувствам интерес...
29
Чем старше, тем любовь сложнее,
чтоб чувства длились для двоих,
да и от браков – жизнь страшнее,
коль кровь, так портится от них...,
ведь бесшабашность – зла уловка,
где страсть и глупость ловят, ловко,
а значит, вывод: младше чем -
не городи, себе, проблем,
тем паче, да в интим-желаниях...,
поскольку годы, что вода...,
в своих стремлениях в никуда,
опустошая в воздаяниях,
уходят – чувства унося,
а с ними – страсти ( Столь гася! )...
30
Влюблён, в Татьяну, наш Евгений,
её, повсюду, ищет..., ждёт...,
живя вчерашним, их мгновений,
а день насущный – не в зачёт,
ведь он – к жене чужой стремится
( И, словно, потерять боится! ),
о всех приличиях, как забыв,
тем, кривотолки «раскрутив»,
её преследует...- звонками...,
где чувства пыл – на высоте,
но сердце, всё же, в тесноте,
знать – он – всё рвётся за мечтами,
стремясь вернуться во вчера,
в ночи страдая, до утра...
31
Татьяна, внешне, безразлична,
коль случай сводит их, порой...,
ведь речь, к Евгению, безлична
( как будто он – совсем чужой ),
в звучании своём нежданном,
а он, в желании непрестанном,
всё в домогательствах искрит,
но видя холодность...- сердит,
а, с тем, и хворь...- не спит ночами...,
всё думая: «Любовь – страшна,
когда взаимность не видна...»,
и – нудные часы – с врачами,
ну, а у тех – один совет:
«На море, в Сочи...» - весь ответ.
32
Едва ль, курорты, сердце просит,
коль дух его, почти зачах,
ведь страсть мужская – ум заносит
( Знаком ли Девам, этот страх? ),
а он, в идею, аж упёрся -
ослом упрямым...- весь извёлся,
вот и в него вселился Бес,
через штамповку SMS,
где – дрожь руки, а с нею – пальца,
что буквы вводит на экран,
столь обостряя их «роман»,
вопросом Гамлета - «страдальца»,
вмиг отправляет... Нас же ждёт -
отнюдь не пошлый анекдот!

SMS Онегина Татьяне

Послание это получив,
предвижу Ваше удивление...,
но чашу мук, до дна, испив,
прошу услышать объяснение!
В сумбуре фраз – не слыть эстетом,
где я – с пороков – гнев взыщу,
а Вас – не тороплю с ответом,
хоть, от него, уже ропщу!

Судьба свела нас, своевольно...
Но почему, душе, так больно,
от искренности Ваших слов,
что мне явились откровением?
Где я, ведомый лет гонением,
уж не был к чистоте готов!
Разлуки есть ещё причина...,
погиб коль Ленский, глупо, вдруг...
Для Вас – товарищ, хоть мужчина,
а для меня, так просто – друг!
И одиночеству, в угоду,
и без стремления, ни к чему,
я – счастью – предпочёл тюрьму,
душевной муки, чрез свободу!

Но рядом быть хочу, всегда,
чтоб, вовсе, избежать страданий...,
и пусть Вы – в браке...- не беда,
ведь страсть – не знает оправданий,
в кой, столь довлея, Этикет -
городит вечности, с запретом,
но мне не ясен Ваш ответ,
что ждёт душа...- приоритетом!

День целый, иль хотя бы час,
не видеть милых очертаний...,
но терпеливости запас,
предел имеет ожиданий,
что чувств отягощают груз,
прервать способных наш союз...
А если так...- судьба, уныло,
к закату жизни поведёт,
минуя сердце, что остыло,
в небытие душа уйдёт...

Иллюзий нет... и не до шуток,
с их пошлостью, гнобят что дух,
ведь был я, к юности, не чуток,
а, к Вашим чувствам, вовсе глух...
Но обстоятельств – скорбна, воля,
что, через жизнь, нас, вновь свела...,
и где, с укором словно, доля,
всё ж к Вам, в надежде, привела...
И пусть взаимность будет, мнимо,
ютиться, средь печали круч,
но где Любви моей, незримо,
найдёт дорогу, счастья луч,
что взгляд не выразит, бесцельный,
ведь страсть, нельзя изображать,
притворства чтоб, не выражать...
Но это – разговор отдельный...

Итак, итогом – Ваше мнение...,
ведь без него, судьбе – не жить,
и поделом: «Быть... иль не быть?»,
чтоб, сим продлить, Любви мгновение...
33
Евгений ждёт..., но нет ответа...,
а лишь молчание... Снова шлёт...,
но – тишина ( Как песня спета! )...,
и, вновь, он в Ресторан бредёт...,
но дар, зайдя, теряет речи,
от неожиданной, с ней, встречи...,
Татьяна где, узнав его,
не выражает ничего...,
представ степенно, пред глазами,
и здесь, Евгений, ошалел,
ведь оказался – не у дел,
хотя...- страдал, в ночи, часами...,
но встретил чувство, что без грёз,
преподнесло, ему, курьёз!
34
Раздумьями не загружает,
Онегин, мнение своё:
«Она, себе, значение знает...,
а оттого, моё нытьё -
совсем не в тему... Мир – условен,
но столь, в злословии, полнокровен...,
ведь Статус..., а к нему, супруг,
а я тут, с Лирикой, к ней, вдруг!»
И всю любовь послав, вульгарно,
Бомонд, при этом, не забыв,
опять он дома..., захандрив,
скучает...- фактом: аж угарно -
дымя сигарой..., водку пьёт...,
ну, прозаически живёт...
35
С тоски, вновь чтением увлёкся,
но тяжек, был ему, Сократ...,
и он – к Спинозе, но осёкся...,
а успокоил – Дюрренматт,
затем, к Гельвеция Доктрине...-
устав..., «завис» на Ибн Сине...,
а Истый столь, Философ, Юм,
добил его уставший ум!
Но оставались детективы,
в избытке, женский где, роман,
и где сюжет один – обман -
в мужской измене... Как красивы,
здесь, заключения сих «умов»,
коль жизни их – во сфере снов!!!
36
Затем, какие-то журналы
листал...- упав до ерунды...,
всё поражаясь на завалы,
сей мути, в доме, как бурды...,
но к чтиву сердце не лежало,
да и сознание, всё ж, витало,
идя, чрез мысли, в мир иной,
и он – их следуя тропой,
стремился весь, к переживаниям,
из снов фрагментов, чьих-то слов,
иносказаний, тайн основ,
от зависти, да к состраданиям,
где возвышался Идеал,
а, перед ним, Поэт вставал...
37
Иль от рассеянности силы,
он путал: вечер, утро, ночь...,
или от градусов Текилы,
но разум, как умчался, прочь!
А с ним – и явь переменилась,
и чёрти что, уже и снилось...,
мертвец из гроба коль, встаёт -
с угрозами..., но песнь поёт,
средь сумрака..., но лик где, женский...,
и две косы...- одна, в руке...,
и тут же праздник, но в тоске -
стриптиз...- мужик где ( Но, не Ленский! ),
мораль, через очки, всё шлёт...,
жена ж – всем деньги раздаёт!
38
В поток сознания, как в обнову,
увлёкшись разума игрой
( на лад заморский – it is Show,
по-нашему ж – простой запой... ),
он впал, не мудрствуя лукаво...,
а то ль – приятная забава,
но лишь познавшие...- поймут
( Ведь было море тары, тут!!! ),
да под стрельбу – из пистолета,
когда, попав, он так кричал,
а насладившись...- в сон впадал,
согласно мании Аскета...,
храпя – в дыму от сигарет...,
но дом – не превратил в рассвет!
39
Сезон вошёл во звон капели,
то бишь – российская зима,
но пьянка, в призрачности цели,
всё ж прекратилась, словно тьма,
да и повеяло весною...,
и он, с больною головою,
качаясь, снизошёл во двор,
и был его печален взор...,
но, сразу, к Чуду-Мерседесу
( Ведь, в жизни, важен интерес! ),
Невы потомок – Светский Бес,
а значит: и согласно весу,
уж мчится, через грязь и снег,
ворон лишая «тёплых» нег!
40
«Куда, куда...?» - изрёк бы Гений,
но нам-то – очевиден путь,
коль пулею летит, Евгений,
а ране, что на сердце – жуть,
а с солью – однозначно – больно
( И как сказать – самодовольно!? ),
ведь парень скромен, аж убог
( но лишь, немного, занемог... ),
ступая...- робкими шагами -
по дому... и Татьяну, вдруг,
он замечает ( Сердца друг! )...,
с кругами впадин, под глазами,
где мук следы, как слёз закон,
а в кулаке же – телефон...
41
Банкирша то, иль кто иная,
ведь шарм официоза смыт,
а макияж размазан, тая...
и здесь, ответ, в тиши гласит:
Ведь та, Татьяна, а не эта...
«За что, такая мне вендетта?!» -
изрёк Евгений, вдруг, упав,
сознание, верно, потеряв,
от неожиданной развязки...,
но взор поднял, очнувшись, свой
( «А всё же – есть, в Любви, Герой?
Иль это заблуждения? Сказки?» )...,
теряясь в мыслях и мечтах,
что вызывали, только, страх!
42
Лежать, Онегин, продолжая,
как и упал, бишь – на полу,
едва лишь свет и мглу сличая,
Татьяну видит, всё ж, в углу,
кто, молча, выглядит достойно,
платок в руке, лицо спокойно...
и речь, что в паузе висит,
как эхо, для него, звучит:
«Ну что ж, настало объяснение,
приходит если часа срок...,
и я внимала Ваш урок,
что ужаснул, в одно мгновение,
а ныне, слушайте меня...
Да встаньте ж, говорю, Вам, я!
43
Застыла в памяти, навечно,
та встреча... Я любви ждала...
Но юность, как же ты, беспечно,
в своей наивности, цвела!
И что, в ответ, я получила?
Ведь Ваша холодность – сразила!
А для меня, кто были Вы?
Но оказались, так черствы...
И мне ль, Онегин, до укора,
коль Вас понять могу, сполна,
чрез исповедь, что так честна,
в порядочности, вне позора...
А выбор, вряд ли, был у Вас...
Мне ж жизнь открылась, без прикрас!
44
С любовью я своей пристала...,
но не нужна была, тогда,
девчонка, страстью кто пылала...
А ныне..., Вам, я не чужда?
И чувства Ваши, мне понятны...,
но, в них, желания, так невнятны,
в посылах дерзких, фраз лихих,
без уважения душ других...,
ведь сквернословие, мигом, зреет,
коль муж – Ваш друг, но он – банкир,
а Обществу – скандал – Кумир,
знать, Ваша роль, предел имеет,
средь этой скуки, чьих-то драм,
и мне, ненужных столь, реклам!
45
От прежней жизни, что осталось?
Вы – образ помните иной...
Мне ж, Ваша речь, тогда казалась,
словесности, игрою злой,
составленной из фраз избитых,
а для любви, из чувств открытых,
что в непорочности взросла,
та встреча – ужасом была...
И пусть Вы, столь благоразумно,
раскрылись юности моей...,
от доброты души своей...
Но ныне! - Что же так безумно,
Вы всё стремитесь в день былой,
где Вас не ждёт судьбы покой?
46
Вся эта жизнь, как в паутине...,
ведь не рвалась, к ней, никогда,
где лоск, как манекен в витрине,
а на поверку – ерунда,
и суета кругом..., да в чванстве,
приличием выбран, как в убранстве,
людей зомбированных, ряд,
в ком, «плюрализм», как общий взгляд...
А я б, давно, всё променяла
на сердцу, милых мест, покой,
средь книг-друзей... и где, судьбой,
я, Вас, Онегин, повстречала...,
где отчий дом..., круг лиц родных...
Жаль бабушки, уж нет, в живых...
47
И в опрометчивости шага,
нет ощущения, от вины...,
ведь чья-то суть – одна отвага,
а для меня...- средь тишины,
её влияниям быть подвластной...
Здесь, мамой, столь не безучастной,
был выбор сделан... Жизнь браня,
достойна ль уважения я,
в своих глазах, по крайней мере...?
Супруг... Но я – судьба его...
И этим жить... Вас, одного,
люблю... А мой, уж грех, в потере,
смогу укрыть от злой молвы...
Расстаться мы должны, увы...»
48
Она умолкла..., удалившись...,
но он застыл, как монумент...,
а речь её, так проявившись,
весомость где, как аргумент,
его в отчаяние повергла,
нежданно, как огонь из жерла,
прервал, бродя по дому..., муж,
и слог его ( Истом – к тому ж! ),
в разборках их, приостановим,
чтоб снизошла, как с плеч, гора,
ведь завершить сюжет, пора,
и суть романа обусловим,
чтоб с тем, Читатель – Друг ты мой,
душевный обрести покой!
49
Однако, как, порой, заносит! -
И худо-бедно ( Но – Роман! ),
чужое имя, пусть возносит,
через стихи ( А.С. где, план )...,
но ты, Читатель, в них, блаженство,
меж строк ищи, где совершенство
найдёшь, а посему: внимай,
когда ж тоскливо – суть вкушай...,
иль плачь от смеха, что удача,
и пусть, в том, Автора вина,
кто так старался ( И сполна! ),
чтоб Творчества была отдача...,
но и за сложности, мой слог,
прости...- иначе, я не мог!
50
Прощайте ж, темы, все Герои,
хотя, признаюсь, к вам привык,
а души наши – как изгои...,
пусть не впадут, прощаясь, в рык
истерики, при расставании...,
ведь мощь эмоций – в их терзании...,
где Проза неких – то – судьба,
но где Поэзия – мольба
в стихах... и здесь – соавтор-Гений,
кому – спасибо – за сюжет,
а в нём – Татьяна – в неге лет,
а к ней – потерянный Евгений...,
ведь, сим двоим, я, столько сил,
но не напрасно посвятил!
51
Пусть те прочтут, Романа Главы,
кто прежде, мне не доверял,
а я не жду признания..., славы...,
стихи ведь, лишь душой слагал...
А как творить их, по заказу? -
Чеканкой ли монет, за фразу?! -
Но разум, сразу, свергнет слог,
являя чахлый монолог...
И срок всему свой, и видение,
коль бренны: пламень, лёд, вода...,
а с ними: в памяти года...,
но, всё ж, прекрасное мгновение,
застынь, в сознании, навсегда...
и остальное – не беда!
От огорода до козлятины...
Порой, бывает…- Зарапортовавшись,
дорваться до чужого огорода…,
а в нём, как говорится, оторвавшись,
козлятиной прослыть, в среде народа…-
Пусть и по факту!..- Но, важней, здесь, доза
( Угрозою зависши над подлянкой! ),
где властвует воинственная поза,
к натуре грёз, с психической осанкой!
Да и со взором, кой, орлиным кичем,
всех посылает на…- На то и дали!..
И тут-то, поделом, смиренным кличем,
скулить о равноправностях печали…
Ну, и о прочем…- В злободневном духе…-
Тем паче, под манеру состраданий,
в духАх, кручина, дулей, к оплеухе,
гораздо горше, для переживаний,
чем дух её…- абстрактно-однобокий,
понятно дело, в местном колорите…-
Так не познай душа романс жестокий,
очнувшись ото сна…- Но, вновь, в корыте,
как по закону… Но, всегда, зигзагом,
где бытие, столь часто, по наклонной…
И «Буревестник», вкупе с алым флагом,
едва ли в тему…- стороной резонной…
и не резонной…- Проще брякнуть: С дури!!!
Ведь повод есть, чтоб строить баррикады!!!
Но…, инстинктивно, жизнь не врёт в лазури…
И вновь не ясно…- Кто ж, в округе, гады?..-
Как и повсюду…- Здесь ли вне привычек? –
Когда родное тянет лишь в трясину,
тогда и щебетание певчих птичек,
как визг свиной…- Ищи-свищи причину,
под аргумент…- И тот, заморской чушкой! -
Факт, однозначно, чуждой аксиомой,
всплывает ( Мигом!!! ), громкой погремушкой,
как Ванька-Встанька, с истиной весомой,
чтоб, привечая, вроде как бодаться…-
И не иначе!!! – С правотой ж, к воле,
козлятине не помешало б сдаться…-
Но ведь тогда, не по-козлячьи, к доле!!!
От порока до упрёка...
Пороком рока...- Словно злым уроком,
естественно, негаданно-нежданно,
поднаторевши, от упрёков, проком,
опять же, свыше ( Очевидно, звано! ),
опять-таки, по темечку, надменно
( Оно, иначе, вряд ли мимо цели! ),
а потому: открыто-откровенно…-
Кто, на Руси, сегодня, за дуэли?..-
Чтоб, поделом, базар прервать, порывом
( Под кровь-то «голубую», с едким смаком! )…-
Цинично чадо, алчным негативом,
зато, в штаны накладывает с гаком! -
Причём, мгновенно!..- Что первостепенно!
И отдыхай, здесь, пошлая реклама! -
Второстепенностью своей… Но, как отменно
звучит, на мрачном фоне, слово «Мама»!
К глазам на лбу…- В испуге ошалелом
( А тут, иначе, не бывало, сроду! )…-
Пространен крестик ( А тем паче мелом! )…-
Под значимость звезды…- Пускай, и сброду…-
А уж Народу!!! – Не в эпохе дело
( Когда подобных вех, как в чаще ёлок! )…-
Душа сакральна, покидая тело…-
Тем более нутром, под дурь наколок…-
Во смыслах всех…- А то на Русском Поле…,
что вечно…, без конца и без начала…,
опять же вечно преподносит доле,
по сути, кукиш…- Не до пьедестала,
опять-таки душе, в свободе воли…-
Когда, судьбой, бесправность от почётов,
тогда и соль, на рваные мозоли,
без боли, вовсе…- Жизнь, для живоглотов,
ужели вновь?..- И ясно, что вне цели,
как говорится, к естеству причины…
А проводить прямые параллели,
вообще, нелепо…- Как же, без кручины? -
Тем паче, с лет младых?..- Весома зрелость! –
Когда по теме… и вне канителей…-
Чтоб смелость не стекала, вдруг, в опрелость,
в штаны ( Да с гаком!!! )…, вовсе без дуэлей…
Евгений Онегин - 2. Опыт поэтической парафразы ( 7 ).
ГЛАВА СЕДЬМАЯ
1
Меж тем, пусть робкими шагами,
неспешной поступью поры,
снега, встречая нас цветами,
нисходят во лугов ковры -
ручьями, шумно что стекают,
а воробьёв – скворцы гоняют,
ведя бои – на разогрев,
и небо – синевой прозрев,
тепло приносит, постепенно,
чрез солнечных лучей просвет,
а к ним – в окне – рассады цвет -
к земле стремится, неизменно,
собою – жизнь заворожить,
и тем – природу оживить...
2
Весна – в иное настроение -
собой влечёт – от зимних снов
и души манит в чувств прозрение,
как будто бы, чрез слом оков,
но доводя, аж до горячки
( И тут – полам – уж не до спячки! ),
когда безумной страсти вал
осуществляет дум провал,
стремясь лишь к сексу, что голимый,
и пусть уж Пушкин, тишиной,
всё наслаждается – весной,
коль ( Не в упрёк! ) достопочтимый
Поэт молчал, но знал напасть -
всевозбуждающую страсть!
3
Здесь, речь заходит о разврате,
вне чувства если, есть любовь,
а уж о нём..., то о собрате
доходят слухи ( Стынет кровь! ),
упоминал кто, увядание,
да в тридцать лет ( Ну, и создание! )...,
и пусть мне скажут: «Гений он!»
Но что с того? - Един закон,
учтя понятие – зов природы...,
когда либидо – просто жжёт,
а с ним – глаза на лоб – в улёт,
хотя...- бывают и уроды...,
но о фригидности, рассказ,
осуществлю – в другой уж раз...
4
Теплом, к себе, природа манит,
чирикая, чрез ареал...,
а в нём – сознание – лес дурманит,
и вот уже – гремит «металл»,
изображая дискотеку,
а то – едва ль – блаженством веку,
но к дачам рвутся сопляки,
бишь – малолетки ( Как быки! ) -
в гормонов власти, что Курантов,
стучат которые, вне мер,
и уж невинность, как барьер,
соревнованиям Секс-Гигантов,
подруг любить – в тени стогов...,
на фоне взглядов грибников!
5
Переполняя электрички...-
за город мчится наш народ
и тихо вяжет рукавички,
воркуя..., бабок хоровод,
ценя природу..., ну, и дачу,
чтоб урожай собрать, в придачу,
с участка, коли оный есть,
а по зиме – спокойно съесть...
Но ближе к теме... Городишек -
в Провинции – не мерен счёт,
что и деревни – не в зачёт
( ведь их, в России, словно шишек... ),
а уж Прослойки нашей, Цвет,
всё ищет, в дебрях, «свой ответ»...
6
Вот и заносит...- то туристов
( кто любят, в жизни, блуда Стать ),
или халтурщиков-артистов
( Чтоб выглядеть, затем, как Знать! )
в Провинцию... А тут – рыбалка,
гулянка-пьянка, перепалка,
измен взаимных чехарда...
и прочая белиберда,
как отдых... Сменят настроение,
на кладбище зайдя, порой...,
где юность – встретит их, тоской,
к себе приковывая зрение -
известным рядом сих могил
( о коих я уж говорил )...
7
«Владимир Ленский...- годы, скромно,
о мимолётности гласят...-
…, кто был Поэтом... Боль – огромна...
и чтим..., и помним...», всё ж стоят -
венки..., но вот цветы завяли...,
устав, наверно, жить в печали,
чрез краткость оных юных лет,
где, лишь безвестностью, ответ,
даёт забытая могила...-
травой заросшей где, тропа,
напоминает – жизнь глупа,
а смерть – всевластная, всё ж, сила...,
но две подруги, иногда,
приходят... Слышен плач, тогда...
8,9,10 ( как у Пушкина )
О Ленском – не печалясь, долго,
и слёз избрав приличия фон
( Изобразив их! )... С чувством долга -
в военной форме – солдафон -
возник, для Оленьки, Гигантом,
как крови жгучей, Лейтенантом,
погонами ль..., длиной усов
( А то и Девам – тайны снов! )...
увлёк её ( Она ль – фактурой? )...,
любовь двоих где, расцвела,
но всё ж разврата, что ждала,
добилась юность – процедурой -
в законном браке, где кутёж -
всем Девам – в зависть, чрез галдёж!
11
Усопшему – уместна ль ревность,
коль он оставлен – сам с собой,
да и разумна ль сердца верность -
в сопоставлении с судьбой?
И рассуждать – совсем не к месту,
когда людей привычка – к жесту
ведёт, чрез жертвенность всему,
ведь жизнь нелепа..., посему:
нас забывают, после смерти,
стремясь незримое изжить,
но лишь прочна кредитов нить,
да – тьмою – родственники-черти,
чтоб часть наследства откромсать,
и на тебя же – наплевать!
12
Всем, жизнь служивого знакома,
ведь так мобилен Гарнизон...,
ну, а замужество – ведомо,
труба коль кличет – на кордон -
как на кулички...- Мама – в шоке -
от слёз немереных – в потоке,
прощаясь..., будто навсегда:
«Увижу ль младшую? Когда?»
А к ней – Татьяны сожаления,
чрез бледность, что затмила плач,
который – в горечи – палач,
в надменности, презрев волнения,
и уж: «Прощайте...» - Ольги крик -
уносит ротный грузовик...
13
Уехала..., с весёлым взором,
в другую жизнь – родная кровь...,
к иным – влекомая – просторам,
лишь пальцем повела любовь...,
но ей, всё ж, будет одиноко,
ведь к чужаку – судьба жестока,
и...- к милосердию воззвав,
но лишь тоску, опять, познав,
Татьяна, в думах, отстранённо,
по дому бродит, в тишине,
но, вновь, сестра, как в жутком сне,
мерещится, столь монотонно,
явлением боли, что в висках,
шагает будто..., сея страх!
14
Вдруг, призрак встал перед глазами...-
в сумбурных формах...- от Творца...-
Онегин...- с мрачными чертами,
как тень от Гамлета отца,
Татьяне высказаться хочет...,
но сердце Девы – зло клокочет -
в негодовании на него,
убил кто друга, своего
( А как простить, ей, смерть Поэта?! )...,
иль Ольгу, всуе, упрекать...,
но то – виновного искать,
для состраданий, без ответа...,
а их – открытые сердца -
едва ль забудут жизнь певца...
15
Клонился день.... Уж вечерело...,
но Таня вышла, побродить...,
походкой двигаясь не смело,
и путь пытаясь сократить,
свернула... Мысль вела убого,
средь сумрака..., где лес..., дорога...,
за ней – направо – мост..., ручей...
и дом виднеется: «... но чей?» -
а оттого, ей, любопытно
( «Но, всё же, кто в таком живёт?» ) -
хотя...- иллюзии – не в счёт,
да и строение – самобытно -
в три этажа, как сказки сон....-
и...- ( «Несомненно...- это он!» )...
16
«Зайду, наверно...? Иль не надо?
Его ведь нет... уже давно» -
и, стоя за оградой сада,
Татьяна видит лишь окно,
что, как Луна – вдали мерцает,
а вечер – Деву – мглой пугает,
но, вроде, в дом войти велит...
и вот она уж в дверь стучит:
«Коль свет..., так есть душа живая...» -
сомнений тяготясь, слегка,
и...- слабый шум, издалека,
шагов неспешность приближая,
звучит, в ворчании старых лет:
«Ну..., и кого принёс сей Свет?» -
17
«Нельзя ли в гости? Заблудилась...» -
успела Таня лишь сказать...-
«Надолго ль?» - бабка всполошилась,
стремясь расспросами «достать»,
чрез любопытство настроения
( с учётом возраста воззрения ),
узнав — в пылу ( вмиг став добрей ),
что Таня знает двух друзей,
а посему: войти уж просит...,
впуская, в столь чудесный дом,
где атмосфера – поделом
( И бабку – эхом аж, возносит! ),
а та – в своей стезе, вестей,
уж монолог ведёт, скорей:
18
«Бывал тут Ленский... Водку пили...,
но больше сам..., да и курил...
и со стрельбой, порой, мы жили,
когда Евгений – в мух палил...
А вот и стол его, рабочий,
ведь, в кабинете он, охочий
был до докладчиков, в делах,
что вызывал, в сих людях, страх...
А вот и спальня, где – в постели -
всегда он, по ночам, читал...,
ну, а потом, полдня уж спал,
как дядя, часто, средь недели,
кто умер, с год..., оставив дом,
племянник чтоб резвился, в нём!»
19
Татьяна созерцает, мерно,
чужих предметов антураж,
характер выдаёт что, верно,
а чрез него — людей типаж...
Да вот, хоть стол, а в нём – привычка,
и создал кто его, табличка...,
а лампа..., кресло..., а кровать...,
на коих, словно бы печать -
конкретности, что жизнью правит,
а среди них, хоть старый плед
( бесспорно – то от дяди след ) -
наследие былое славит...
и отзвуком всего – борьба,
а в ней – ушедшая судьба!
20
И всё Татьяне интересно...,
где жизнь чужая – колдовство,
а, в нём, богатство – легковесно,
чрез мотовство, как баловство...
Но между тем, совсем стемнело...
и лунный свет ( по факту ) - смело -
напомнил, словно указав...-
домой пора...- в тоску вогнав -
Татьяну...- тяжко кто вздохнула,
окинув взором кабинет...
и, в стопке книг, узрев портрет -
Гайдара...- тихо дверь замкнула...,
ушла...- вернуться попросив,
согласие бабки получив...
21
Покинув дом сей, ненадолго,
пришла она ( наутро ) вновь,
ведомая сознанием долга -
к друзьям былым, где боль..., любовь...-
её – в раскаяния толкают,
а муки — душу раздирают -
волной стремясь, аж в слёз поток,
рыданий вызывая шок...,
но тщетно ворошить былое...
А ей-то, что от жизни ждать,
иль лишь Поэта вспоминать,
простив убийство, другу, злое...?
Но пред глазами, вдруг, в сей миг,
опять возникла стопка книг...
22
Давно Герою не до чтения...-
безделье коль влекло сильней,
однако, были предпочтения,
да и без книг – не стать мудрей...,
но Кант отброшен...- явно сложно
и к жизни, в общем, непреложно,
а то – не «Афоризмов … » суть,
где Шопенгауэра путь
ведёт, с восторгом, к Пессимизму
( в Догматах чтя Волюнтаризм ),
«освобождаясь», чрез Буддизм -
тропой Нирваны – к Коммунизму...-
в слои, столь узкие, Казарм,
но где – Аскету – уймы Карм!
23
Проблемы Этики, Морали
( а то — другие уж тома... ),
Свободы..., Мироздания Дали,
что субъективны ( И весьма! ),
Татьяны где, столь мнимы мнения,
беря в расчёт те заключения,
на кои Автор указал
и их – Онегин поддержал,
оставив на полях пометы -
штрихами, часто – вразнобой,
под строчками, но где – судьбой,
чрез гениальные ответы,
о жизни ( Что, порой, как Гнёт! ),
Евгению – Философ шлёт!
24
Вот и Татьяна, постепенно,
вникает в суть любви своей,
Онегина где, непременно,
понять пытается, верней...,
и чувствует, что он, ей, близок,
и интеллект его не низок,
ведь головой – не из калек
( «Так что же он за человек?» ),
и образы, пред ней, Героев -
из книг – созданий, как пород,
но в жизни — властвует лишь сброд -
кругом..., а он – как из изгоев...,
минуя, всуе, сих снобизм,
в защиту выбрав Эгоизм!
25
Опять Татьяна засиделась...-
и поделом...- судьба влечёт...,
домой не рвясь, где жизнь приелась...
и уж родня – почти не в счёт,
чрез рассуждения..., разговоры...,
или советы-уговоры...:
«... ведь младшая, уже, сестра...
Пора бы, Танечка, пора...»
И от соседей – нет спасения,
коль жизнь чужая – им – в укор,
а в городишке сим – простор -
для сплетен, кои – без зазрения -
звучат про свадьбу..., женихов...,
в пылу, аж «зависая», слов!
26
По маме, женихов – Громада,
как будто их, как Роты Строй,
и всякий раз: «Ах..., как я рада...»
( Где каждый – лучший... и златой! ),
да вот Татьяна – безразлична...,
но мама ( До чего ж цинична! ):
«Главенствует в любви, расчёт,
а с ним – и связи..., и почёт!»,
и сватает...- уже заочно,
уча всё – как себя вести
( Чтоб мужа нужного «трясти»! ),
а уж решение знает точно:
«Коль нету подходящих птиц...-
пора бы ехать...- до столиц!»
27
Не хочет Таня... «Время гонит...-
ведь у девИц – короткий век...-
над ухом – мама ей трезвонит...-
А там – достойный человек...
и город главный, знать – деньжата...,
и, соответственно, ребята...,
а тут – Провинция...- «Отстой»,
где, коль не пьёшь...- уже святой...
или больной! Судьба – красива?
А над страной – опять сычи -
нашествием – как саранчи...,
но больше – местного разлива...»,
и дочь сдаётся ( В плач аж впав! ),
столь, мамы, почитая нрав!
28
Места родные, пред глазами...,
но с коими – разлука ждёт,
а память детская – с мечтами -
прервут сознания полёт...
и Таня бродит, отстранённо...-
в тоске...- опять уединённо,
в душе – лишь ощущая мрак,
а ей – навстречу – дом, гамак
и улицы, и сквер с фонтаном,
и переулков череда
( «А надо ль ехать мне, туда?» )...,
но мама давит, как тараном,
и выбора совсем уж нет,
противоречить чтоб, в ответ...
29
Прогулки длятся..., время мчится...,
внушая уж настрой иной
и, как бы в дверь, судьба стучится
и, поневоле, но открой!
Но что, Татьяне, день грядущий
готовит, через смысл зовущий,
сильны влияния где, иных,
но лучше ль будет, ей, от них?
А осень – грусть сопровождает -
во власти парков – желтизной,
к которой, вскоре, белизной,
спадает снег...- вновь – жизнь играет,
сезон встречая – кутерьмы -
Её Величества Зимы!
30
Опять – сугробы и метели
( А то, лишь неграм, в кайф – зимой! ),
но вьюги, всё же, надоели,
а посему: с тоски – запой,
себе, увы, Альтернативой -
к погоде сей, Зимы паршивой,
Народ позволит ( В рок скользя! ),
Мораль откинув ( Пить – нельзя! ),
но утром вспрянуть ( Где тут сила? ),
а оттого – Татьяну – жаль,
ведь ждёт дорога – уж печаль,
плюс мама – темой утомила,
решает коли всё, за дочь,
а отправляет – будто в ночь!
31
И вот отъезд..., и давит ноша,
средь тряпок где – печали груз...
«А в поле выпала пороша
и рушится сердец союз...» -
изрёк бы Классик суть, игриво...,
а вой же баб, без перерыва,
настроен на рыданий лад,
когда вступают все, впопад,
аж в унисон, да с тяжким стоном,
усилив мрачности пейзаж,
к нему же, вкупе, Антураж -
бишь, грузчики, с блатным жаргоном,
кидают в кузов – барахло,
«срубить» чтоб «бабки», на бухло!
32
Мотор завёл водила трезвый...-
и пусть – то – праздник неудач,
ведь грузовик, отнюдь не резвый,
и тянет, словно цугом кляч!
Но ртов открытых Плебса – масса,
а в лицах – будто бы гримаса
( Иль, вдруг, затмение нашло,
а может – просто НЛО -
упал в древнейший городишко? ),
что все сошлись, как на пожар,
где лень забыл и млад, и стар,
и бабок свора ( Где одышка? ),
чтоб постоять и посмотреть,
и сей отъезд запечатлеть!
33
Уж двести лет, со слов Поэта,
прошло..., а воз и ныне там...,
где просвещённость – без ответа:
«Лет чрез пятьсот...», но, вновь, бедлам
( Иль он, в прогнозах, столь наивен?
А к Автобанам – позитивен! ),
но – триста лет осталось ждать,
а после – результат вкушать,
«в чугунном ожерелье сводов»
( как плёл А.С. всё, про мосты... ),
но наши траты – то – посты,
охраной ядерных заводов...-
в горах сокрыты что ( С умом! ),
а все дороги – на потом!
34
Дороги наши – направления...-
и сто, и двести лет назад...,
и ныне – те же настроения
( Но кто изменит этот Ад? ),
когда – погода..., расстояния...
и амплитуды колебания...-
как будто знают весь ответ
( А виноватых – вовсе – нет! ),
но все водители России -
во зле, коль - «прелестью» - ухаб:
Колодцев..., рытвин..., рвов масштаб ( ! )...,
подвеску гробя, в сей стихии...,
чтоб вновь – купить, найти, создать,
желая ездить и страдать!
35
Что до зимы – и тут неладно,
коль ямы все – покрылись льдом,
где лишь скольжение отрадно,
но смысл дороги, ведь не в том!
А посему: едва ль кататься -
альтернативой, дабы драться...-
в авариях – виня сезон,
братаясь с горя, через стон...
Но Таня ехала, неспешно,
вдыхая зимний аромат...,
но где настроем – русский мат -
от грузчиков, звуча безгрешно,
расстроил, всё таки, её...,
усугубив житьё-бытьё!
36
И вот приехали...- Столица
( Что называется – Москва! ),
где чужеземцев, всуе, лица
и, соответственно, молва...,
и мне случалось, ненароком,
здесь пребывать, коротким сроком,
бродя средь скверов и аллей
( не забывая Мавзолей... ),
теряться – в широте просторов...,
ища подмогу лишь в Метро,
что, двери распахнув, в нутро,
спасало быстротой узоров...,
тем, демонстрируя свой нрав,
просторы прочие поправ...
37
Однако, мнения такие -
суть Непреложности Закон,
а среди них – довольно злые...
и здесь – в пример – Наполеон,
кто всю Страну желал захапать
( Ну, и Москву, конечно, сцапать! ),
но лихоимство – не спасло,
где впечатления, как назло -
от головёшек, средь пожара...,
а сей приём – постичь не смог,
и восвояси – со всех ног...,
ведь встретила, Величие, кара,
чрез месть крестьянских топоров,
что не до Славы, здесь, Пиров!
38
Случился же зигзаг Истории -
забавной, в сущности, войны...,
мороз приветил где, Теории...
и...- разложились пацаны...-
бишь – армия французов, вкупе,
и вдоль дороги – труп на трупе
валялись...- жрачкой для волков
( А средь клыков – мораль – вне слов! )...,
но то – вчера... А вот – Тверская,
где проституток, стройный ряд,
кишмя кишит ночной отряд,
вдоль улицы ( коль есть, такая... ),
вблизи Парламента Страны,
кой – словно табор, Сатаны!
39,40 ( как у Пушкина )
Поток спешит: мотоциклистов,
машин, такси, людей-орда...,
а Банков – больше, чем артистов
( Иль ими – так Москва горда?! ),
где вдоль дорог – всё рестораны,
а поперёк – щиты-экраны -
в растянутых улыбках слов:
«Уже пора купить, без снов!» -
с намёком явным, Населению,
коль Рынок – всё, за нас, решит,
а жизнь – Базар боготворит,
чтоб подвергать, её, сомнению...,
но здесь, Татьяна, всё ж в гостях,
где шик московский – вводит в страх!
41
«Душа моя, подруга Нина...»
( Кто – стерва – из Главы Второй... ) -
в объятиях с мамой – паутина -
из слез взаимных ( Пусть – с игрой! ),
но Таню, всё же, не признала...,
и то понятно...- лет немало
прошло..., её хваля: «Мила...,
а жизнь же наша – вся прошла...»,
и в перекличке щедрой, мнений,
уж следует знакомых рой...,
и про какой-то Домострой,
и вновь – о смене поколений...,
ну, и конечно, про любовь,
что прежде, волновала кровь...
42
«А тот? А этот? Вот и чудно!» -
«Сын процветает...» - «Как же так?
Ведь вёл дела, папаша, трудно...» -
«Я познакомлю..., запростяк!
Ну, а сейчас – за стол, скорее,
чтоб чувствовать себя бодрее,
и всех забот – забудем нрав,
а вы – с дороги, так устав...,
но мне, признаться, в жизни – тяжко,
здоровья коль – совсем уж нет,
а с ним – и сил, под старость лет,
и жизнь, к тебе уж, как поблажка...»,
и взор её – совсем поник,
печали выдавая блик...
43
Приезд подруги – праздник в доме,
а с дочерью – аж новизна...,
но Таня – как на переломе,
и местная, ей, крутизна -
чужда..., да и масштаб пугает...,
что мрачность только добавляет,
где смысл – и слов, и фраз – иной,
как будто ты – в стране другой...,
пропав, совсем уж, в жизни здешней,
в которой – и не смех, а ржач,
причём – без смысловых задач...,
не до воды, наверно, вешней,
её ровесникам – в тиши...,
в столичной пустоте души...
44
К родне – бесчисленны визиты...,
где, Тане, мало кто знаком,
но мамой, все не позабыты,
ведь суть её – родство истом,
а люди, к Тане, с удивлением:
«Какая стала!» - больше мнением...-
«Её ж держала на руках...»,
«И я играла, впопыхах...»,
средь бесконечных ритуалов,
где форма и сюжет – одни:
«Но как же кратки наши дни...,
что старость шлют, без идеалов...»,
а то услышишь – раз, да два...-
и разболится голова!
45
Что делать? - В прошлом поколение
осталось..., прошлым и живёт,
определяя настроение
иною сутью, из забот...,
и, вновь, имён не называю...,
а в них – фантазий избегаю,
коль есть, у Пушкина, Семён,
и прочие..., так зри ж фасон,
Читатель Мой, в собрата чтиве,
где их, в избытке, колорит,
и где душа, у всех, болит,
всё от тоски – на русской ниве...,
а для Татьяны, этот люд,
всего лишь сборище зануд...
46
Ну, и естественно, подруги
находятся, кто от родни...,
но в круг, к себе, чтоб без заслуги,
не впустят, просто так, они...,
и вид Татьяны обсуждают,
и бледность кожи замечают...,
и всё же возраст ( Не порок! )
сближает неприязни шок,
хоть разница и есть, в понятиях,
но, вроде, найден интерес,
а то – уж Мода ( Жизни – Бес! ),
часы чтоб длились, в сих занятиях,
и часто, всуе, оных спор,
Татьяна слышит: «Секс..., мажор...»
47
Москвичек ум, то? Иль дебильность?
( Иль уши, Тане, затыкать?! )
Но их влечёт любвеобильность,
что Камасутре – не понять!
А посему: всё врут, бесспорно...,
но девки давят, столь упорно,
и требуют уже ответ,
чтоб сексуальный, ей, совет,
по факту, дать! Молчит Татьяна...,
пытаясь темы избежать
( «Ведь сим пустышкам, только ржать!» ),
а от любви своей, пусть рана...,
но знает лишь, о ней, она,
кто, всё ж, Онегину, верна...
48
Чем дальше, тем, ей, всё труднее,
судьбе своей найти приют
( «Средь глупых, есть ещё глупее» ),
и уж, Татьяне, скучно тут...,
а значит: и Москва – чужая,
где суета... и та – пустая,
как будто балаган, кругом,
а люди, кто приходят в дом,
лепечут вздор..., плетут интриги...,
где мысли, оных, ни о чём
( и пусть из истых идиом )...,
но в душах их, при этом, фиги,
на фоне тлеющих страстей...-
в столичном шике, без идей!
49
И молодёжь – однообразна...,
в своей зашоренности фраз,
где речь – забавна... и заразна,
понять чтоб оных лиц, зараз,
кто далеко ведь, не Тристаны...,
а плоти местной, Дон Жуаны,
пред Таней – в пошлостях снуют:
«В Провинции... ещё живут?»,
«Да ну! А как?» - отходят сразу,
чтоб показать – не суть – ответ,
через цинизм советских лет,
прозревших, уж давно, в проказу,
в зевании к судьбе чужой,
где откровенность – на убой!
50
Черёд настал и Мельпомены...
Но стоит ли идти, туда?
Где лишь кичливость – фарс со сцены,
ну, а по факту – ерунда,
но Талия, почти, по форме,
с идеей режиссёра – в норме,
где Терпсихора – для утех,
сорвав сомнительный успех,
когда и критики – в экстазе
( минуя зрителей, совсем )...,
во свете прибыльных проблем,
ведь меценаты – не в отказе,
платя за оный Этикет,
свой повышать Авторитет!
51
На очереди – рестораны...-
вполне где можно, отдохнуть,
но мнение, о них, Татьяны,
не лучше прочего, ничуть...,
ведь там – музон ( В натуре – грохот! ),
и пусть – веселье, танцы, хохот...,
где равноправны – тьма и свет,
но где сомнительный «букет» -
цветёт широкою панелью...-
спрос подтверждая на запрос,
в оплате чувств, решив вопрос,
«нырнуть в купель»...- с порока целью...
и в личностях, чрез их оскал,
блестит – оттенком – криминал!
52
Среди подруг, лишь одиноко,
мерцает, среди мглы, Луна...,
а с ней, и жизнь не так жестока,
где, скукою, Москва полна...,
да и меня она, порою,
вела незримою рукою,
как недотрога, в хлада тишь...-
в ночной дороге ( где молчишь )
и блёклый свет ( во дне забытый )
величием столь пленяет, чар...,
но луч погас, к несчастью, фар
( А ехать надо час, аж битый! )...,
а посему: Продлись сей свет,
чтоб не блуждать, в ночи, в ответ!
53
Вновь, гомерическое ржание,
для Тани, будто..., и вокруг,
что кажется, как наказание,
к тому же – нет друзей, подруг...,
а оттого: всё надоело...,
да и мораль – до беспредела
тоску наводит – видом, лишь,
ведь ты приехала..., грустишь...,
а мысль твоя – домой всё рвётся,
здесь пребывая, невзначай
( «Среди вороньих, будто, стай!» ),
где песнь сердечная не льётся...,
да и любовь, из слёз, в глазах,
осталась, всё ж, в родных местах...
54
И наступила отрешённость,
Татьяна коль, в себя ушла...,
меж мнений злых: «... умалишённость...»,
«Любовь, наверно, довела
до не могу...». А так бывает,
да в наши дни? Вдруг, в бок толкает,
родная тётушка, её:
«Не спи! Хватай скорей своё!» -
«Да что же, тётя?» - «Там, направо...
Очкарик за тобой следит...» -
«Да ну...» - «Попался, сибарит!
Аж в золоте блестит оправа!
Ведь сын папаши, знать – банкир...,
а свадьба будет, словно пир!»
55
Удача это... иль случайность,
что на Татьяну спала, вдруг?
Или, её необычайность,
заметил, средь несчастий, друг?
Но монолог прерву, немного...,
всё ж попросив, судить не строго,
поскольку Лирики узор
вторгается в стихов фурор,
и пауза – давно зависла...,
да и Читатель уж, о нём,
забыл, меж дум – лишь о своём...,
едва ль Героя вспомнив, кисло...,
а я же отступлю, опять,
с Евтерпой чтоб, роман верстать!
Евгений Онегин - 2. Опыт поэтической парафразы ( 6 ).
ГЛАВА ШЕСТАЯ
1
Расплата, вроде, наступила,
ведь был повержен, в ней, Поэт -
уехав..., но хандра хватила
( за месть ) Онегина – в ответ...,
а Ольга – в скуке сожаления,
едва ль, через потуги зрения,
пыталась Ленского найти,
беря в расчёт их душ пути -
по жизни... Будет день грядущий...,
а тут уж ужин... После – спать...,
где каждому – своя кровать,
и для гостей ( Ведь дом большущий! )...,
ну, а Онегин, в зло аж впав,
умчался ( Всех – в сердцах – послав! )...
2
Затихли все...- в своей манере...,
ведь храп пронзает ( Да - «с душой»! ),
а кто-то бредит, в сонной сфере,
фальцетом мата ( Что - «крутой»! ),
но, здесь, имён не создавая,
всё ж список лиц и называя,
скажу на вскидку: Иванов...,
с ним – Сидоров..., а к ним – Петров...
И Ольга спит, забыв «расстройство»
( виной, тут, вроде бы, Поэт,
через свою гордыню лет... ),
одной Татьяне – беспокойство -
во бликах бледных, пелены,
внушает сторона Луны...
3
Опять явился он, нежданно,
души её, холодный рок,
себя кто, с Ольгой, вёл жеманно,
преподнося любви урок -
жестокостью ( А ревность гложет! )...,
но разум – вовсе не поможет,
встречая чувство – пустотой
( «Ужель Евгений – не святой?» )...,
и уж рассеянность – затмением,
что давит, будто тяжкий груз,
вселяя горечь в их союз,
Татьяну удручая мнением,
когда не призрачна беда...,
а счастье – мнимо – иногда...
4
Сюжет, однако, продолжая,
влечёт собою тема, вдаль,
и Праздник – вовсе отдаляя,
нас ждёт – Онегину «скрижаль» -
от Ленского ( Души воззвание! ),
по смыслу, словно в назидание,
презрев Эпоху ( Не шутя! ),
лишь давних лет примеры чтя,
когда конверт, не к настроению,
а в коем – вызов на дуэль...,
и вся уж жизнь теряет цель...,
и тяги нет к пищеварению,
коль сев удобно ты, поесть,
узрел убийство, через честь!
5
Дуэли, ныне, уж не в моде...,
ведь нравы те – веков фасон...,
ну, а при «стрелке», на природе,
услышать: «Вы не прАвы...»...- сон,
во толковище, то есть – встрече,
где молодёжи нашей, Вече,
средой качкОв – вершит обряд,
организуя спор бригад...,
минуя прочие беседы...,
где – раритетом – tеte-а-tеte
( бишь – с глазу на глаз – Пиетет,
Авторитетам сея беды... ),
и пистолетная пальба -
для профи..., коих – голытьба!
6
В бригаду – Ленский не стремился,
так веря в личностный аспект,
где Дух его – вполне б раскрылся,
хотя бы в чувствах, чрез аффект,
от разговора – в полной мере
( и пусть – профан он – в данной сфере ),
но друг – получит – по делам,
за свой проступок, словно срам,
в презрении – к душе Поэта,
способной верить и любить,
однако, и жестоко мстить,
за хамство к ней, что без ответа...,
а уж отказ, от встречи сей,
означит смерть их дружбы, всей!
7
Но примирение невозможно,
Онегин если, чрез укор,
в тщеславии – предложит, ложно,
их разговор признать за вздор!
И Ленский – текста сообщение,
в слогов впадая ощущение,
уж набирает, чуть дыша...,
а дрожь в руке ( едва верша )
штампует буквы на экране,
где текст, почти уже готов,
лишь не хватает пары слов,
в сердечной что, остались, ране,
и блеск у Ленского – в глазах,
с отместкой, вкупе, но в слезах...
8
А что ж Онегин? Он, во злости,
умчался с вечера, домой,
и уж ни ел, ни пил, как гости...-
наклюкавшись – судьбой одной -
в кутёж с лихвой упали, русский,
ну, а вороне белой – узкий -
сей круг...- провинции верзил,
Евгений – коих – не любил...,
а с тем – был зол, приехав, снова
( и Ленскому, всё ж, уступив ),
кто заманил ( под свой мотив ),
верша сюжет, как Казанова,
и вот – уже послания шлёт,
азарт души беря в расчёт!
9
В обилии известных фактов,
Друг-Ленский, перейдя на «Вы»:
«... и недостойность Ваших актов!
... Вы мне ответите, увы...» -
всё к целомудрию взывая,
«качал права» ( О них – не зная! ),
но «в тему въехав», в тот же миг,
Онегин ( кто весь смысл постиг ),
ответил SMS обратным
( мол, «он – не против... Как и где?» ),
оставшись, вроде бы в беде,
в себя, сознанием развратным,
взор раздражённый опустил...,
ведь он – таким, как Ленский, был!
10
Вот глупость...- между ними – ссора...
и в том – виною – Вальс-Бостон,
но поздно думать – до укора,
коль Друг – бесцельно оскорблён,
через нелепую интрижку,
что разыграл ( И жаль мальчишку! )...,
презрев его иллюзий мир
( в который вторгся, как вампир ),
нарушив оный беззаботно...,
но где забава, аж хандрой
ответила душе пустой...
и чувствует себя вольготно...
Но с юностью ли ей играть,
чтоб Стать свою разоблачать?
11
Ведь знал о чувстве, к ней, Поэта,
но гонор вылез на рожон,
и вот – любви душа задета
( А Друг – фактически – сражён! ):
«И суть его, пусть – не потёмки...,
но как Поэты, всё же, ёмки!
Хоть слог депеш сих – однобок,
однако, он – в них, как Пророк -
во сне моральных категорий,
спустившись, словно бы с небес
( Но, если честно, Друг – балбес! ),
с обидой юных аллегорий...,
желает морду мне набить,
а то – уж фарс...- Смешней – не быть!»
12
Поэт, не мудрствуя лукаво,
от Лиры – к жизни снизошёл,
ответа ждавший ( Свято Право! ),
прочёл, едва сигнал прошёл...,
с тем – свой отправил ( Принят вызов! ),
и здесь уж – не до Музы бризов,
да и Онегин – вряд ли ждал,
средь прибауток..., где скандал -
любой..., в раз, хохмой обоснует -
в беспечном щегольстве – фирмач,
надменный циник и трепач,
не зря же – мнение бытует...
И Ленский – день назначил..., час...,
и место встречи..., без прикрас!
13
А Ольгу, всуе, попрекая -
за Праздник...- видеть не желал,
но сердце доброе, всё тая,
одолевало зла накал...,
и Ленский – чувству сдался, всё-же
( Ну, а любовь винить – негоже! ),
примчавшись, вмиг, к её окну,
судьбу, наверняка, одну...,
в тоске увидеть, ожидая...:
«Ведь души ищут чистоту...
Сердца же просят доброту...» -
печально рифму излагая...,
но встреча – странною была...,
коль Ольга – в праздности – цвела!
14
«Уехали... А что случилось?» -
она спросила у него...
и долгое молчание длилось...,
от слов, сразивших столь, его...,
а Ольги взгляд – внушает радость,
глаза искрятся, через младость,
в наивной неге, с добротой
и уж, тем паче, с красотой,
к нему направленной, с любовью,
и он – картинно уж, молчит...,
но сердце – бешено стучит,
ну, а она ( веля лишь бровью ),
к себе влечёт...- в бессилия стон,
где чувство – Ленскому – Закон!
15 ( 16,17 – пропуски, как у Пушкина )
Не в силах Ленский объясниться...-
за вечер званый..., Ольги нрав...,
и пусть, всё – в прошлом, чтобы злиться,
но он ( Во власти истых прав! ),
Онегину простить не может,
где дружба, даже, не поможет
найти мужской приоритет,
и думает, в сердцах, Поэт:
«Найдёт, во мне ( Душ обольститель! ),
защиту чести..., ведь разврат -
слепой наивности – не брат,
а он лишь – бед чужих – злой зритель!»,
а посему: Владимир ждёт,
когда же их – судьба сведёт!
18
А что касается Татьяны,
то мрак – её покрыл, сполна...
и что затеяли смутьяны -
не знала..., но смогла б она -
их примирить ( «О чём тут спорить?» ),
себя..., да и сестёр позорить...,
а дружбу – к склоке низводить -
людей смеша..., и с этим жить!
Но ей – неведение владело,
хоть и приехал Ленский, вдруг
( «Однако ж, где Онегин – друг?» ),
и никому – нет, будто, дела...,
лишь бабушка – совет, одна,
могла бы дать..., но спит она...
19
Тем временем, в расстройстве, Ленский -
себе пристанище искал...
и вальс – на пианино – венский
играть старался..., темп скакал...,
и декламировал усердно,
но словеса слагал неверно...,
пытаясь Ольге объяснить,
как тяжело Поэту жить...-
в тщетУ лишь впав... Она ж – с улыбкой,
его спросила, проводив:
«Случилось что?» - «Судьбы позыв...» -
ответив..., под ногами – зыбкой -
земля казалась ( «Зря пришёл!» ),
ведь понимания – не нашёл...
20
И вот он дома...- с мрачным взором -
в смятении...- болит душа...
и словно узник, под надзором,
по залу бродит, чуть дыша...,
и Гёте взяв...- в оригинале
читает – про любовь, в финале,
но пред глазами – Ольги лик...,
а то – не Гретхен – пошлый блик -
из «Фауста»..., и том сей брошен,
ведь, в нём, стихи влекут, лишь вдаль,
вгоняя в боль..., в тоску..., в печаль...,
а дух Поэта – запорошен
уже без них... и Ленский – сам -
стихи творит ( Души бальзам! )...
21
Вот и стихи, что так банальны,
и не до жанра, в них, красы:
«Судьбы моей, как тривиальны,
в своей тревожности, часы...
и завтрашнего дня – забота,
а с ней – и разума работа -
уместны ль зареву огня,
заря взойдёт коль, без меня...
и взгляд – затмением – рок поманит,
не вспрянут веки, с тем, от сна,
а жизни же моей – весна -
застынув...- старость одурманит...,
и Мира зряшность – миг найдёт,
звезды моей – прервав полёт...
22
И солнечным лучом пригретый -
в тени могилки – лепесток
воспрянет..., ну, а я – воспетый -
сверчком журчания, одинок...,
так и останусь... Вспомнит кто-то...,
в альбоме лишь заметив фото...,
иль к юности зайдёт любовь
( приветив, через вечность, новь ),
свечу ль зажечь..., цветок оставить...
и всё ж понять – был ист Поэт,
кто Вас любил..., но жизни лет
недоставало...- долю править,
союз сердец, чтоб заключить,
а судьбы – в брак объединить...»
23
Ночь, Ленский, полную раздумий,
дерзал, коверкая стихи...,
через порывы строф-безумий,
что силились найти грехи,
сжигая мысли, в нём, невольно...,
но – тем – Поэта муча больно,
ввергая в вялых строчек прыть...
и вот, одна: «... да как же жить?»,
уснул с которой ( однозначно ),
под утро и рассвета блик...,
но сразу вспрянул, слыша крик
( То - SMS – себе ж, столь смачно! ),
напомнил кой: «Не опоздать!
Онегин – долго ль будет ждать?»
24
Увы, Евгений, без волнений
провёл весь вечер..., да и ночь...,
в тоске тиши, уединений,
давно – понятия «точь-в-точь»
душа не знала...- обленился...
и уж, от скуки, сон не снился...,
а поутру – куда пойти,
заранее встав ( «С ума сойти!» )...,
и больше – это волновало...,
но вот – от Ленского – устал...:
«Поэт – в права-качалки впал,
стишков – по-видимому – мало...,
вот и зовёт – расклад вершить...
А мне ль охота – руль крутить?»
25
Пора уж ехать ( Гонит время! ),
да и согласие дано...,
а стычка в дружбе – то – не бремя
( Известна истина...- давно! ),
и, с ней, Онегин – к Мерседесу,
что донесёт, в момент, повесу,
ведь шины – воздухом полны,
даруя чувства ( Аж волны! ) -
рессор ( коль гибкостью играют... ) -
в машине-чуде ( Не вопрос! ),
что враз завёл... «Антизанос» -
включил...- и махом – вёрсты тают...,
но, всё же, опоздал чуть-чуть...-
Руси дороги – просто жуть!
26
Стоит уж Ленский – в отдалении...-
в нервозности – партнёра ждёт...,
кляня минуты – в промедлении...,
но тут, Онегин, вдруг, идёт:
«Ты как, сюда, добрался, Друже?
Иль место выбирал, чтоб хуже?
На лыжах, явно... На коне?» -
«Не тыкайте, Онегин, мне!»...
Евгений, сразу же, осёкся
( «... куда, однако, понесло,
коль жесть-любовь, как ремесло,
парнишке вдарила..., аж спёкся!» ),
и отошёл..., и в стороне -
стоит..., и курит – в тишине...
27
Молчание долгое зависло -
в озноб спадая ( До костей! ),
Онегин же – в раздумьях, кисло,
о Ленском судит, ставши злей
( «... обиды — широки масштабы...-
Но, до чего ж, доводят бабы!
И сам не рад, что вышло так...,
а факт бесспорен – он – дурак!» ),
и в ссоре сей, что оказались -
друзья, нелепость где – виной -
им – зимний воздух, с тишиной,
морозным гулом отозвались:
«Увы..., не будет мира тут...-
Такой уж Ленский – баламут...»
28
И дружба их – почти притворство:
Евгений курит... и молчит...,
Владимир же – само упорство -
ему, небрежно, говорит:
«Онегин! Ваше поведение
имеет скорбное значение...
Я, Вас, позвал на разговор.
В глаза смотреть! Не прячьте взор!»
И прочее – в подобном роде...,
где даже был приятен слог,
чрез столь красивый монолог -
речитативом – на природе...,
но, всё ж, Онегин свой вопрос:
«Чего ты хочешь?» - произнёс.
29
«Не тыкайте!» - «Пошёл ты к чёрту!
Поскольку, аж «достал», сопляк!
И рифмоплётную когорту -
туда же...!» - «Стойте! Вы – пошляк!
И мой, Вам, вызов..., без перчатки...,
что долго ждал!» - «И взятки гладки...-
послал Евгений спитч-печаль...-
Кулачный бой...- без ставок? Жаль!» -
«Да – бой, Онегин, без зазрения,
как – Вашей наглости – ответ,
а я – готов!» - «Базара нет...» -
сказал Евгений, вне смущения,
встав, наконец, с сосны пенька,
чтоб лучше видеть чудака...
30
Затем, он куртку меховую
снимает ( Ленский же – жилет )...,
приняв уж позу боевую:
«Ты сам того хотел, скелет...» -
Владимиру – слова бросает...,
а жизнь, увы, людьми играет...,
вот и Поэт – боксёром став -
нелеп... Онегин – то – поняв,
подходит..., всё меняя стойки...
и перед Ленским – жесты рук...,
но — левый — в печень, правый хук -
по челюсти ( Посылы – бойки! ),
вершат разборку – на заре...,
в бою...- на дачном пустыре...
31
«Что, за базар ответил, чудо!? -
сказав, Онегин закурил...-
Ведь бокс – не Лирики причуда,
а Проза...- вот и получил -
по делу... Отдохни, немного...,
да и не ной, как недотрога...-
шлепком обиженным, в любви,
коль «кинула»...- себя не рви!»,
а с тем – к Поэту он нагнулся,
окурок бросив — пальцы жгло...
и, вдруг, предчувствие нашло,
плеча коснувшись..., встрепенулся,
аж вскрикнув: «Да хорош «косить»,
как будто надоело жить!»
32
Но тщетен ворох сотрясений,
коль дух в душе – давно погас...,
и — в царстве страшных опасений -
молчит Евгений...- Минул час...,
а он – в сугроб упал – с испуга,
боясь тюрьмы – за гибель Друга,
абсурд познав, за просто так,
бормочет: «... в печень, да в «пятак»!
А, вдруг, свидетели...- «на лОха»...,
но здесь оставить...- средь улик...-
себя подставить ( Вот тупик! ),
хоть крови нет...- уже неплохо...,
а я ж – ментам – не в выпендрёж,
ведь боксом увлекался, всё ж!»
33
Как здорово – свалить ударом -
качкА, коль сам ты – не амбал,
но так и аспид жалит – жаром -
убойным, словно он – кинжал...
и мысли созерцать затмение:
«Дохляк срубил – в одно мгновение,
впустую – не махнув рукой,
но, всё ж, послав – как на покой!»
Ещё же лучше ( коль способен ) -
смертельным хуком обладать,
и резкость – в оном – сохранять,
но здесь – сюжет – уж не съедобен,
когда Милиция..., Закон...-
тебе предъявят свой резон!
34
Но делать что, коль правом чести,
убит Ваш закадычный друг,
а Вы – виной ( из глупой мести ),
так замыкая жизни круг -
чужой...- и пусть была защита
( Но разность мнений – столь размыта... ),
а из друзей двоих, лишь Вы -
в живых..., для внутренней молвы,
звучащей голосом-проклятием,
когда перед глазами – ночь...
и жизнь твоя уходит, прочь...-
бессмысленным мероприятием...,
а он же – рядом..., но, в сей час,
едва ли понимает Вас!
35
Евгений – вставши, перед фактом,
свершился кой, уж всё решил...
и следуя расчёту, с тактом,
судьбу свою определил:
«... уместно ль пасть на амбразуру...-
с повинной..., да в Прокуратуру...-
убийцей, всё ж, себя признать!?
И пусть виновен...- Как узнать?
А я, в итоге, ждал иного...,
ударив, в меру, чувака...,
чтоб он ответил мне, слегка...,
и дружбу продолжали б, снова...,
но ныне уж – не до истом...-
а труп – к крыльцу, где Гастроном...»
36
И сделал так ( Вот хладнокровие!!! ),
минуя слухи ( Без улик! ),
сей случай – обратив в злословие,
а от Поэта – скорбный блик
остался...- иль...- ушла Эпоха,
где равнодушному – неплохо:
«Поэтов – больше, чем собак,
а работяга – им – ишак!»
И властвовать – в умах – законы -
другие будут ( Не беда! ),
ведь серость массы – то – среда,
кто, не внимая мыслей стоны...,
не чтит Поэзию – в веках...,
лишь ожидая – оной прах...
37
Кто знает, как могло случиться,
в сим Мире, кой – столь многолик...,
но сердце – перестало биться...
и уж восторженности крик -
Поэта – не прельстит воззвание,
ведь Дум Властителя – призвание -
умолкло..., всуе, навсегда...
и в дали – вознесла беда -
судьбою... Что, предназначение? -
сей жизни, сгинувшей в тиши...
и мысли..., ну, а с ней – души...,
лишь встретив призраков скопление,
да память – над могилой слов -
в надгробном камне, что – как кров!
38 ( 39 – пропуск, как у Пушкина )
Делясь же мыслью, столь простою,
но раз иной – стихи, как шарм -
в прощании с юностью златою -
шагами от Детсада ярм...,
а может чувство бы остыло...,
иль Муза – в плоти отстранила -
талант...- другому чтоб вручить
( Кто – лишь Поэтом должен быть! )
ключи божественные Лиры...,
минуя лысину..., гастрит...,
таблетки виагры..., гепатит...
и бесконечный трёп Сатиры,
меж сериалов «мыла-пуль»,
да «Строек Века» - Ксюш-бабуль!
40
Судьба ж сыграла по-другому -
убив Поэта...- просто так...-
руками друга ( под истому,
где «левый — в печень, хук – в «пятак»» ),
а в отдалении – могилка,
где алкашей, порой, бутылка -
собою множит лес крестов,
а тишина ж, чрез шум кустов -
им – будто Славу обещает
( увы...- то кладбища удел -
расплатою за бренность дел ),
а жизни – в тленность обращает,
ведя – на поприще – иных,
их выбирая – из живых!
41
Живёт, о нём, воспоминание...
и здесь – Поэзия – не в счёт...,
но девичье, порой, терзание -
украдкой, словно бы, зайдёт -
из города приехав, снова,
на летний отдых – в лоно крова...,
чертами – чуждая пусть нам,
но их свиданий ( точно драм )
не слышно, вовсе, то – бесспорно...,
хотя...- с учётом жизни дат
( а сей период – не богат ) -
и у неё ( что – не зазорно ) -
в печали – опустив глаза -
скользнёт невольная слеза...
42
Повержен Ленский...- бокса «двойкой» -
«свет потушив» его костра...,
но в памяти – у Девы стойкой
( как наваждением утра )
восходит Ольга – Демон, словно,
в вине своей ( пусть та – бескровна ),
но думает: «А где ж она?
Кто – для Поэта – Сатана...
Да и сестра — где пребывает?
А где ж, убивший его, друг,
так веселивший всех, вокруг? -
Но то – цинизм столицы знает...»
И я скажу, поздней, о нём,
поскольку паузу возьмём...
43
Я обращу, к нему, внимание
в конце романа... В час же сей -
уж леность клонит..., а желание
( так избегая новостей )
стремится в разума беспечность
( где тишь ночная манит в вечность ),
годам – всю проиграв борьбу -
в позывах жизни, чрез судьбу -
пресыщено зовя к порядку,
средь прошлых мнений, как забав -
от коих уж устал мой нрав,
ведь не бурлит ( придя к достатку )...,
а ход раздумий – в никуда -
течёт... и время, как вода...
44
Маячат горизонты..., дали...,
встречая призрачное, вновь,
а с ним, опять, в мечтах – печали,
и запоздалая любовь...,
бледнея в страсти, через старость,
а то, едва ли жизни – шалость,
когда уж чувствуешь предел,
и ты – как будто – не у дел...,
но в то, увы, поверить трудно,
и сонм иллюзий – ни к чему,
коль жизнь стремится к одному...,
и смех уж действует паскудно...,
а мысли – скукой посетят...,
ведь скоро, мне, за пятьдесят!
45
Какая – жизни половина,
коль на Руси – то – срок годОв...,
где бытия – страшнА картина...,
ведь юность – в трауре цветов!
А младость же моя – искринка...,
где – Светка, Ленка да Маринка...,
но ныне – бабки уж они...,
и вновь – тирада – мчатся дни...
и лет течение, мимолётно,
так ускользает с быстротой...,
и в подворотне, со шпаной,
общаться, вроде, «не улётно»...,
а с тем – умнее – всё забыть...
и в новом русле жизни плыть!
46
Взгляд обратив назад ( с испугом ) -
воспоминания ворошить...-
с каким-то, вроде школьным, другом,
болтать о чём-то..., что-то пить...,
но в юных лет проникновение,
в душе лишь будит чувств забвение,
и пусть не Пушкин я..., но влёт,
красноречивый оборот
( Без обвинений в плагиате! ),
ещё способен сочинить
( И тем – Читателей пленить! ),
но что мне нравится в собрате -
то – план романа..., строф размер...,
а текст – сравните, как пример!
Евгений Онегин - 2. Опыт поэтической парафразы ( 5 ).
ГЛАВА ПЯТАЯ
1
Морозным днём – похолодание -
без снега, хоть и в Ноябре -
в погодном стиле, колебание,
как «шутка» осени, к поре...,
где климат наш – издёвки любит
и урожай, порой, он губит
в Российской средней полосе
( А уж Поволжье знают все! ),
в момент – сугробы – в завируху -
метель, небрежно, наметёт,
как будто предъявляя счёт -
жаре – за кайфа расслабуху...
и людям, словно бы намёк -
терпите – по сезону – срок!
2
Иные мысли в эту пору
( Аж к жизни, часто, тяги нет! ),
да и от снега – больно взору,
ведь ослепляет зимний свет...,
хотя...- прибита пыль, что благо...
и пусть – мороз, но в нём – отвага -
из бани – в прорубь – прямиком,
чтоб после – коньячок с чайком
( обычаем национальным ),
до бесконечности глушить,
с тем – от погоды не тужить
и, вроде, слыть оригинальным,
пред просвещённостью чужой,
которой – жизнь Руси – отстой!
3
Но мнения всегда различны
( Нахрапом кои – не решить! ),
а случаи – не единичны,
кто лишь зимой желал бы жить,
чрез философию простую
( «моржам» оставим мысль святую ),
чтоб холод вечный – Господам -
на Севере ( Где чукч вигвам! ),
и летом кратким, но от зноя,
не задыхаться, впопыхах,
в посылах нудных...- ох да ах,
не в тему, постоянно, ноя,
себя же мучить и других -
сочувствий жаждая благих...
4
Зима – сродни была Татьяне -
своею дымкой в сизой мгле,
струящейся ( как дым в кальяне... ),
в неспешных думах... Все – в тепле
проводим время в эту пору -
в домах, как в дуплах ( не к укору ),
поскольку обстоятельств ряд,
на жизнь меняет, разом, взгляд,
в котором властвует погода -
Её Величество Зима,
когда просторов белых – тьма -
усладой – с гаком – на полгода,
в снежки играть, читать да пить,
и Бабу Снежную лепить...
5
Иные – в телевизор, тупо,
бездумный устремляют взор...,
а там – стрельба ( что тоже глупо ),
иль слой чинуш...- кто враг да вор,
свалившиеся, будто с неба...-
урвать ( Едва ль краюшку хлеба! ),
лазутчикам из жирных харь,
когда страна – ценой в стопарь -
обходится преступной клике,
и тут уж воровать – Почёт
( Здесь, Беловежье – не в зачёт -
отображением в пьяном лике... ),
а посему: моральный стон
оставим до иных времён...
6
Что ж...- проза быта угнетает...,
и пусть, Татьяна, в ней жила,
но жизнь ( иною что бывает )
из книг лишь почерпнуть могла,
а тут – с ознобом, столь привычным -
сезон, да с ветра воем зычным,
являли дрожь – само собой,
в душе меняя весь настрой,
согласно зимнему этапу,
когда – без спячки – срок терпеть...,
ведь человек – всё ж – не медведь -
сосать, чтоб по полгода, лапу,
вот и приходится читать...
и с горя – лето вспоминать...
7
Но сумрачность – предел имеет
и в ней – натуре – мрак не в счёт,
когда сознание – просто млеет -
от Праздника, что настаёт...-
в права вступая – Новым Годом
и здесь – Правительство – с Народом -
Указ состряпав в десять дней,
где отдых – радость новостей,
что Население желает...,
забывши все болячки, в раз,
ловя момент ( Уж то – Экстаз! ),
ведь бой Курантов – смысл внушает,
где Президента – пять минут -
часы, невольно, речь прервут!
8
Вот – в телевизоре – в натуре -
очередной российский маг,
желая счастья всем – де-юре,
чрез фразы: «Друг я вам, не враг!» -
а также – «Лучше жить мы стали...»
( И пусть «реформы» – всех «достали»! ),
но только будущий, мол, год
улучшит жизнь твою, Народ,
и далее ( Громаду чтите! ) -
то – Гимн Эпохи и Страны,
а Президенты, как блины:
«Лет пятьдесят ещё..., терпите...,
имея мужество, хоть ждать...,
чтоб, нам, Америкой всё ж стать!»
9
Татьяна смотрит, с любопытством,
на передряги Думы лиц,
через чинуш возню..., с ехидством,
а с тем – и президентский блиц...,
когда — лишь завтра – наш Спаситель
( И, безусловно, всех – Учитель! )
возникнет..., но, наверно, он -
всё ж не рождён... и всходит стон
Татьяны..., кто, впотьмах, выходит
на улицу...- вздохнуть от них:
«Ведь сей ничтожный креатив -
намеренно – нас за нос водит...»,
но хруст, внезапный, за спиной,
прервал, тем, мысль: «Снегурка..., стой!»
10
( «Наверняка, какой-то пьяный...» ) -
и не ошиблась – так и есть,
ему сказав: «Что – нос багряный -
пожаловал? – Какая честь!»
А тот – ей отвечает – смехом,
но Таня – до утех с успехом -
не рвётся ( Вы – удивлены? )...,
так веря в сказы..., притчи..., сны...,
а с тем, спросив: «Как имя Ваше?» -
«Да Анатолий...» - То – ответ ( ? )
или загадка ( ? )...- Лунный свет -
померк в ночи ( «Исчадия краше...-
Чубайс! - мелькнула мысль её...-
К несчастью! - ах..., житьё-бытьё...» ).
11
Прогулки, после, в сон клонило...
и вмиг уснула, как легла,
но всё ж сознание – не остыло...
и – в грёзах – жизнь её текла...,
и вот она – в лесу – зимою -
не самой лучшею порою,
среди сугробов всё идёт,
а чаща – вглубь да вширь растёт,
встречая белизной сплошною,
где властвует одна зима,
а ей – едва ль сдаётся тьма,
испуг внушая пеленою,
Татьяны замедляя шаг,
ведь появился прежний маг...
12
Пред ней – знакомая личина -
с отметиной на голове
( Но не в восторге ли – кручина -
в народной что взошла молве? ),
но всё ж Татьяна улыбнулась
( Ведь так удача подвернулась! ) -
душе, зимой, вдвоём теплей,
а маг, опять, в стезе своей,
витиевато рассуждая,
невольно за собой влечёт,
а словесам потерян счёт,
но ничего не объясняя,
не говорит, а мельтешит...,
теряя всякий смысл – честит...
13
Не в силах вырваться Татьяна -
из сих словес, как будто – пут,
и уж себя ругает, рьяно,
за встречу с магом ( «Он же плут!» ),
а тот – мышлением – вдаль уводит,
всё речь смещая..., вновь заводит...,
хотя б про водку ( алкоголь ):
«..., а вот во Франции, де Голль!»,
про прежний строй..., страну – в простоях...,
про то, кто, мол, ему мешал...
и палки, якобы, вставлял...,
а он – у Нации – в Героях,
да вот не вышло – в тех делах...,
но чтит Народ его – в веках!!!
14
Её охватывают речи,
но их едва ль понятна суть,
а те ( как груз ), всё жмут на плечи -
по снегу – затрудняя путь,
а он о том, что Перестройка -
души особая настройка,
её – заметив, вмиг, эксцесс,
сказал: «Ну, вот, пошёл процесс!»,
но, правда, что к чему – не ясно,
да – толком – сам, о том, не знал,
коль Коммунизм лишь прославлял,
но главное – чтоб было гласно ( ! )...,
и заорал...- и с тех уж пор -
по лесу покатился мор!
15
Ведомая, как нить в иголке,
в смирении...- судьба ведёт,
что девица – на сером волке -
из сказки..., ну, а маг влечёт...,
ступая между сосен, елей -
покрытых снегом – от метелей,
а от сугробов – белизна...
«... и обстоятельств Левизна!» -
звучит глас мага, как к ненастью:
«... ну, детская болезнь страны...,
... моей же нет, совсем, вины!»,
но при морозе – не напастью -
тепло найти...- и спал испуг...-
избушка, на опушке, вдруг!
16
Едва вошли, а маг – обратно -
на выход: «Мне доклад писать...,
проблемы Партии..., развратно,
немного здесь, чтоб отдыхать...»,
и с тем, ушёл..., как испарился...,
а за стеной – Бомонд бесился -
в посылах смачных, где раздрай -
героев сцены, через край,
звучал, как норма интонаций,
Татьяну удививших столь,
где Алла с прочими..., Король,
бишь, Филя – в широте простраций -
вели беседу «по душам»,
а мат висел – не верь ушам!
17
Юдашкин – в чудном балахоне -
подснежником, ну..., словно гриб...,
вальяжный Бари – Босс «в законе» -
с созвездием нанайских триб...
И Кристя с Вовой появились,
как будто и не разводились...,
во ржачке – от своих баклуш,
а к ним – грузин, в придачу, Куш...
Но тут – Татьяна обомлела,
и вовсе не от сих персон -
чужих ( по сути – на фасон )...,
его приметив... и – несмело
себе сказала: «... как же так ( ? )...,
коль здесь Онегин...- это знак!»
18
Но среди них – он – не случаен -
по факту ( Ведь руководит! ),
где жест его – необычаен,
а пожелания – каждый чтит!
Вот и нанайцы – хороводом -
псалмы поют... и крёстным ходом -
уж Бари – РЭП изобразил...
и – в такт – Отар ему польстил...
Да и Татьяна, став смелее,
дверь приоткрыв, ступила к ним...
и – словно расступился дым -
то – стаи гвалт – звуча слабее -
затих..., едва Онегин встал,
и к ней направился, чрез зал...
19
Неведомая держит сила -
её желаний вышину,
что жесты все затормозила,
внушая только тишину,
где лишь они..., но «стаи стоны»
усилили, мгновенно, фоны,
разноголосицы где, строй,
диктует жанра проф. настрой:
«Что за солистка?» - «Да с изъяном...,
ну..., сорвалась на верхней «фа»! -
Не та? - По кайфу – не лафа...-
не терпится, им, обезьянам...» -
«С говном, провинциалы жрут!
Инициалы – уж не «прут»!»
20
Лишь взгляд его...- исчезла стая...,
а с тем – и звуки в тишине...,
но искренность осталась, тая...,
где с ним...- она...- наедине...-
в невинной слепоте испуга,
боясь, всё ж, приближает друга,
кто, с нежной пылкостью, обняв,
поцеловать уж пожелав...,
прервал сознаний сочленение,
ведь Ольга с Ленским, вдруг, вошли
и – им – Онегин крикнул: «Тли!»
( спонтанно оценив мгновение ) -
вспылил...- начавши с Ленским спор,
а для Татьяны – связь – позор!
21
Звезда Поэта закатилась,
коль друг уж ножницы схватил
и ( Поножовщина свершилась! )
вонзил..., и Ленского убил!
И тот упал..., а с ним – избушка,
как домик карточный – игрушка,
и лес исчез..., и маг..., и сон...,
который Деву вверг, аж в стон,
едва очнулась... Ольга входит
( ведь с ней, Татьяна, так честна... ),
а та – как вечная весна,
«сердечный разговор» заводит:
«И вид же у тебя, с утра...,
как будто «квасила», вчера!»
22
Не до сестры...- от впечатлений,
столь озадаченная сном,
Татьяна – вереницы мнений -
сопоставляет, взявши том,
Трактата, что вполне известный,
хотя иных, пусть и не лестный,
на Автора нисходит взгляд,
но в Психологии – сей ряд -
из Хорни, Салливана, Фромма
( Как ни крути – Науки Цвет! ),
где Адлер – их Авторитет,
не прозвучал сильнее грома -
Отца анналов Псих. Основ -
семита Фрейда – в сфере снов...
23
Сей том, в их дом, попал случайно...,
вмиг превратившись, лишь в муляж,
который мама ( Вот и тайна -
при распродаже, впав аж в раж! ),
купила – шармом закорючки...,
коль ей нужны – к сервизу – штучки,
степенность чтоб менять, как быт,
и пусть – с тоской – от волокит,
в лучах былого дефицита,
насобирала всех имён -
привычкою Совка времён
( И благо – Эра та забыта! )...-
с томов – едва сметая пыль,
Татьяна ж Фрейда чтит, за стиль...
24
Погружена она во чтение...,
смысл сна пытаясь так понять,
и автора, о том же, мнение -
не терпится скорей узнать,
средь массы слов, что не простые,
а чрез абстракции – чужие,
без мага..., стаи..., обезьян
( Знать – Фрейду – не до снов Татьян! )...,
а посему: он – не ответив,
условный лишь подвёл итог
( Всё ж, Фрейд – в Науке, как пролог! )...,
избушку – вовсе не приметив,
оставил двойственный резон,
но в душу, ей, запал сей сон...
25
А между тем – уже и Праздник -
весельем – в гости подступил,
и здесь уж – Дед Мороз-проказник,
всем – настроение подарил,
но...- ближе к Лариных семейству,
где мама – склонна к лицедейству -
широким фронтом дом раскрыть
( прижав свою хапужью прыть ),
всех приглашая – без предела...
и тут уж – мигом – вся родня
( в прихожей – хохот и возня ) -
на мёд, аж роем прилетела...,
да и соседи – враз придут,
когда их, на халяву, ждут!
26
И вот – расцвёл – по интересу,
стратификацией всех Карм,
объединяющих – по весу
Руси – провинциальный шарм,
средой нуворишей-купчишек -
вчерашних, в общем-то, мальчишек,
кто спекуляции Закон,
через морали мерит звон,
и Власти, как бы, предыдущей,
и не было..., и лет на сто,
низверглось Общество...- Зато...-
Звездой – к вершинам нас влекущей,
маячить стал Капитализм...,
коль сгнил, быстрее, Коммунизм!
27
Уж всё и вся пораспродали,
порастощили – кто куда...,
но всё ж, скорее, обнищали,
ведь бедных разрослась среда,
а с ними – недовольства много,
как резюме – судьбы итога,
когда – не схапал – подыхай,
не для тебя – Земной Сей Рай...,
да и вообще – скажи спасибо,
что дышишь и живёшь пока...,
ведь жизнь – дешевле пятака,
так не грузись, от оной..., ибо...-
и не заметишь, что судьбой -
давно ты продан – с головой!
28
Вновь отступление ( Всё – не в теме! )...,
через лиричности порыв,
но к Празднику сойдём – по схеме,
где ждёт застолья креатив...,
и гости, все, к столу влекомы,
а если, всё же, не знакомы,
то дружбе их послужит – в дар -
вина – аллюр ( ... ), иль водки – жар ( ! ),
и...- очерёдность соблюдая...-
гость, гостья..., он, она..., вновь он...,
мальчишник, как-то, поделён,
вниманием – девочек лаская...,
уж тосты...- всяк посуду взял...,
наполнив шустро...- вверх поднял!
29
А после первой – закусили...,
но в теме общей – мёртв настрой,
знать – смысла дозы не вкусили...,
ведь тишина ( Хоть волком вой! )...,
а с тем – добавили ( смешали... )
и говорливей, явно, стали...,
вдогонку, тут же ( для бесед... ),
и вот уж крик ( По факту – бред! )
был прерван, возгласом хозяйки:
«Ну, вот...- Ужель боитесь нас?
Онегин..., Ленский..., ждём так вас!»
А за столом – уж шутки-байки:
«Штрафную им! «Ерша» - да в кровь!»
Но сами, между делом, вновь...
30
Нарочно, или же случайно
( В родстве, всегда, беда с судьбой... ),
Татьяне – искренностью – тайна,
их лицезреть перед собой...,
засим – она полна смущением,
то – сон, столь давит – огорчением,
где друга два и рядом с ней,
но суеверие – мглы мрачней -
застлало взор ей..., а дыхание -
чуть тлеет..., но огонь – в груди -
не береди и не буди -
душевной неги состояние ( ! ),
а взгляд – потуплен...- всё молчит...,
лишь сердце – бешено стучит!
31
Её заметив настроение,
Евгений, тоже, мрачен стал,
вновь видя томное волнение,
от коего – давно устал...,
где девичьи, как прежде, грёзы,
а наяву – сплошные слёзы -
в наивностях любви, чрез честь,
но за неё ж – рогами – месть...,
и злость вскипела, до предела,
на Ленского..., кто затащил -
в тьму-таракань: «Но как просил...,
в который раз..., как надоело
внимать сей смех, сих юных лет...,
и всё равно, что он – Поэт!»
32
Но Праздник цвёл ( В нём цели были! )...-
с тем – спелся-спился местный люд,
а про Татьяну позабыли
( И без неё – полнО зануд! ),
вино мешая... с пивом..., водкой
( букета – вкусовой находкой )...-
в сумбура фраз впадая, стон,
под рюмок звон..., где – самогон,
к закуске – под шумок – привычно
( то – от хозяйки, как презент... ),
и уж тогда – лови момент -
Народ – душой – категорично,
встречая Праздник – Новый Год,
средь бесконечности невзгод!
33
За приглашение благодарны:
И многих зим..., и долгих лет...,
и пусть послания бездарны...-
довольна мама...- в доме – свет -
и то – удача... или праздник...,
поскольку – рыженький проказник -
не отключил ( Уже – успех! )...,
ну, а Народ Руси ( Не грех! ),
давно б убил его, что ясно,
но руки коротки, видать...-
в «Реформах» Власть, а он – под Стать -
«гасить» её проблемы, классно,
и ждать – желанием Сатаны,
когда же вымрет полстраны!
34
Гостеприимство оценили,
но засиделся коллектив...,
иль – их – сугробы поманили ( ? )...,
а может – и пурги мотив ( ? )...,
во двор пойти ( в парАх печали... ),
где бабе ( снежной ) - в морду дали,
аж заорав ( ! )..., затем – гурьбой,
с горы скатились — на убой ( ! ),
затем ( найдя таких же – рангом )...,
сойдясь, в бою кулачном, в раж
( в консенсус впав, чрез: «Бей их..., вмажь!» -
согласно воли – бумерангом... ),
вернулись гости, ко столу,
в гордыне красок лиц, в пылу!
35
Меж тем, Татьяна и Евгений,
одни оставшись ( как в глуши -
с учётом их мировоззрений ),
в своих сознаниях, как в тиши,
но где Татьяна – уж не в силах,
коль кровь застыла, явью, в жилах,
беду предчувствуя, молчит...,
и где Евгений ( Как гранит! ),
но всё ж лаская, нежным взглядом,
к себе, как будто бы влечёт,
а ей – уж детство – не в зачёт...,
войдя, неспешно, в жизнь, что – ядом...,
но тут, в прихожей, шум, как гром
( по аналогии со сном... )!
36
То – гости, фазой наваждений,
медведи, словно, средь зимы,
ступая, в такт телодвижений
( Когда понятие – только мы!!! ),
утёрли кровь, свой пыл разбавив
( Себе же – по штрафной – добавив! ),
и...- отрубились – храпа сном,
но...- две фигуры – за окном,
свои ведут существ познания,
бишь – Ленский с Ольгой, во дворе
( И чем – не Слава – Детворе!? ),
коль он, в стишках, снежков послания,
всё шлёт..., она ж, как кошка, с ним...,
и мышку чтит, за то, засим...
37 ( 38, 39 – пропуски, как у Пушкина )
Очнулись гости, меж брюзжаний,
едва ль очухавшись, сполна,
но сил набрались – для вливаний,
где – дозы Праздника ( До дна! ),
а с тем – за стол ( как знак причины ),
в весёлом гомоне картины...,
затем, пошли в просторный зал,
где, с караоке, всяк орал...,
а с музыкой, понятно, танцы...
и здесь, к Татьяне, Ленский, вмиг
( ну, а Онегин, как бы сник...-
в молчании... ), лишь света глянцы
их освещают... Средь гостей,
бушуют страсти, всех мастей!
40
И чем же не Кабак, по форме
( как в Первой, например, Главе ),
иль Ресторан ( в советской норме,
когда вся жизнь, как в естестве... ),
начав где, тему, сбился, сразу,
стремясь, от голых ног, к экстазу,
чрез тел изгибы, в широте,
со страстью чувств, в их долготе...,
и, как обычно, отступление...-
ну, лирика – с тоской, вдвойне...,
а то – как пытка, что в огне,
в способностях ввергать в мучение...
и здесь пора бы меру знать,
чтоб отступлений избегать...
41
Компания же развлекаясь,
изображала ( вроде ) бал,
в движениях тел, аж извращаясь
( Коль градус придаёт накал! ),
и тут, поймав, как влёт, мгновение,
Онегин, Ленскому, во мщение,
на танец – Ольгу пригласил...,
и взгляд Поэта, вмиг, застыл,
на них смотря..., где, в ликах света,
так улыбается она...,
а Ленский, в думах, у окна
стоит ( оставшись без ответа ),
с наивной мыслью: «Как же так?»...,
услышав уж смешок: «... простак...»
42
Звучат аккорды чередою
( и пусть кому-то – просто шум ),
расслабиться вполне к настрою,
минуя ворох всяких дум,
а с ними – прочие мазурки,
когда в глазах, на склей, фигурки -
так просятся ( О, Человек...-
чти Девятнадцатый, всё ж, Век!!! ),
хотя...- и вальсы не забыты,
чрез танцевальные кружки...,
но сыновья страны, дружки,
иной проблемою обвиты,
«срубив бабло», чтоб прокрутить...-
Свободу выбрав, дабы жить!
43 ( 44 – пропуск, как у Пушкина )
Закончен танец, но..., однако,
Онегин с Ольгой, в стороне...,
как будто в наслаждении смака,
он шутит с ней, наедине...,
Татьяны же не замечает,
а Ольгу – явно ублажает,
внимая, столь задорный смех...,
что Ленскому – не до потех,
кто так обижен развлечением,
не зная, как себя вести
( Ведь осуждений не снести! ),
смущён и Ольги поведением...
и с ней – желая говорить -
на танго хочет пригласить...
45
Но поздно...- Ольга обещала
Онегину – один Бостон...
и для Поэта – ночь настала,
надежду обратив, аж в стон:
«Какая двойственность натуры?!
Ещё вчера... Сегодня ж – туры
с ним крутит! Но Онегин! Друг?»,
и вмиг, досадой, пал испуг -
в предательство и огорчения,
что переполнили его...,
а с тем – не видя никого,
уехал Ленский, без зазрения...,
но: «С другом будет разговор,
причём – мужской...», а то – не спор!
Очередной...
Очередной...- Его не ждёт,
пожалуй, идиот!..- Бывает...
Но, поделом, любым - в зачёт,
поскольку души ублажает...
и прёт куда-то..., но, вперёд
( Короче, в призрачные дали! )...-
На то и Праздник - Новый Год
( И значит, побоку печали! )...-
Пускай, опять-таки, не всем...
Но, всем, под статус, к оной дате...
Ну, и под градус ( Вне дилемм! )...-
Так расслабляй напряги, в чате,
среди персон иных..., бухих,
раскисших в виртуальных позах
( Хотя..., признаться, для двоих,
интим уместней..., в должных дозах! )...-
Понятно дело - в естестве
( Здесь, об известной подоплёке! )...-
Ведь праздность с пошлостью - в родстве,
а грёзы, видно..., на Востоке,
и то, наверное в мечтах...,
где Камасутра - от природы
( Опять-таки, при их мозгах! )...-
Вот, где, народы, как породы,
на фоне праздников своих...
да косяков, в пылу курьёзов!!!
А мне, опять, от сих до сих,
не катит что-то...- Вне колхозов
давным-давно уже живём...
Но праздник этот не забыли!..-
И с лет советских - всё жуём -
салаты Были ( Мы ж - не в Чили! )...-
А на просторах, по судьбе,
единственным предназначением...
Вот тут и Демон ( Факт: К гульбе! )
являлся, с неба, откровением...
Да с Девой этой молодой
( Кровь с Молоком - всегда в почёте! )...-
Короче, отдыхал Застой,
тем паче, от «букета» в рвоте!..
Да и не только...- Был бы стол!..-
А повод мы найдём...- Привычно!..-
Когда бутылок частокол,
тогда и тема...- Хаотично,
порой, случалось ( И не раз!!! )...-
Чужак, едва ли понимает:
Атас, на десять дней, как сглаз ( ! ),
аж с глаз - вся пелена спадает ( ! ),
чтоб поутру, вне Божьих Чар,
как стёклышко...- Душа - палитра!..-
Но..., дабы жар познал нектар,
едва ли в жилу...- без поллитра!!!
Как в назидание другим...-
С небес ли нам такая «щедрость»?..-
На разум - грим...- И тот - хрен с ним!..-
Ужели, подчеркнуть скаредность,
и остаётся, к тяжбе лет?..-
Здесь, я, опять, в туман ступаю...-
А праздник, словно бы в ответ,
творит иное!..- Уступаю...-
Забыться чтоб, хотя бы так...-
И, впрочем, даже насладиться!..
А жизнь, пускай, познает всяк,
кому в неё ещё явиться...-
Понятно, в будущем году...
Тем более, не враз, «сюрпризом»
Так не свались, ты, на беду
( Навеянным..., весны ли бризом? ),
по факту: Дедушка Мороз
( Известно, борода из ваты! )...-
Не то, вопрос, анабиоз,
познает, развращая чаты...-
Где и Снегурочки фасон,
едва ли непримятым станет...
И, уж тогда-то, фон, жаргон,
познает...- Словно в омут канет! -
Под Новый Год...- Так жди, Народ,
его приход...- в грядущей дате!
И расслабляйся..., под исход,
и зависай, вальяжно..., в чате!..
Евгений Онегин - 2. Опыт поэтической парафразы ( 4 ).
ГЛАВА ЧЕТВЁРТАЯ
7 ( 1,2,3,4,5,6 – пропуски, как у Пушкина )
Судить о женщинах, серьёзно,
друг мой, не будем, невзначай...,
ведь мстят они, за правду, грозно,
и, зачастую..., через край!
И поделом наука эта -
подделок верная примета -
сперва – в обман тебя влекут,
а после – за него же – бьют!
И вновь интриги, до разврата,
а при удаче – в них – успех -
известных связей ( как потех ),
и обвинение – расплата,
где кошелёк твой – сути цель,
а жизнь – прилада-канитель!
8
И доказательств их, нелепость,
в отсутствии пределов лжи...,
и обвинения, как крепость
к несчастью ближних ( О, мужи! ),
но всё ж – подобных воспитание,
стремлением женским где, призвание -
признание истины одной -
как быть неверною женой!
И снова – игр хитросплетения,
с избытком жертв ( Виновных столь! )
в витиеватостях, где боль -
абстракция чужого мнения,
средь прений всех ( что все – не в лад ),
коль путь один их – душ разврат!
9
Раздумья эти, наш Евгений,
неопытностью познавал,
а уж итог иной, воззрений,
по факту – чушью называл...
Ведь опыт стал, ему, лишь, другом,
в сношениях с Элитным Кругом,
в котором он имел уж Стать,
но не желал приумножать,
судьбой своей, супругов Света,
кому – хвалою – слепота
( а простачки – всегда – мечта,
для злой молвы, как Этикета ),
и он, сей Общества оскал,
чрез долгих восемь лет познал!
10
Меж тем, устоями ведомый,
он – жизни стиль, разгульный вёл,
и жёнам, всех друзей, знакомый,
в разврате блеска, словно цвёл...
Хотя...- бывали неудачи
( Но за любовь давать ли сдачи? ),
ведь чем весомей красота,
нудней казалась суета,
вокруг добычи женской доли,
бишь – плоти ( В коей – докой слыл! ),
коль уймы, в дом к себе водил,
девиц ( во тяжбах недр их воли ),
однако же и он, порой,
один в постели спал, нагой...
11
Но сообщение, Татьяны,
поставило его в тупик...
и давние открылись раны...,
и мыслей изменился лик...,
и день вчерашний, как бы ожил...-
тоскою душу растревожил...,
а в нём – сей девушки черты,
в наивность вознесли мечты,
забытой уж, средь чувств смятений,
что, в юности, влекли его,
лишь оставляя, одного,
в достоинстве утрат смирений...
и он промолвил: «...не игра...»,
а нам ко встрече их, пора...
12
Они, вдвоём, печалью стали...,
в молчании, взоры потупив...,
он произнёс: «Вы мне прислали...-
прервав, на миг, речитатив...-
Вы мне прислали... сообщение...,
столь тронувшее чувств забвение,
правдивостью, из нежных строк,
что послужили, как урок
их недостойному рассудку,
холодному давно, увы...,
погрязшему средь злой молвы...
в страстях своих... Как незабудку,
я в сердце сохраню посыл...,
открывшись Вам, по мере сил...
13
От жизненной устав рутины,
к супружеству стремясь, душой,
минуя прочие причины,
я обратил себя бы к той,
кто предо мною, как невеста,
по праву занимает место,
возникнув явью...- не во сне,
чтоб верной стать супругой мне,
чрез случай, встречи, столь нежданной,
нашедшей, волей судеб, нас,
в напрасных тратах лет, в сей час -
в скитаниях доли непрестанной,
когда лишь выбор дан один -
счастливым быть мне, до седин...
14
Увы, уже не до женитьбы;
И здесь, совсем, не Вы, виной;
Хоть так, душе моей прожить бы,
ведь я не стОю Вас – такой...
А наш союз? - Как несуразность,
средь смыслов жизненных, где, разность,
толкнёт супружество в тупик,
что к чёрту полетит, и вмиг!
А с тем – расстройства от скандалов...
и недовольство, вдруг, двоих -
на фоне криков ( Стиль где, лих! ),
четы, как парочки вандалов,
друг другу, кои, портят кровь,
кляня, в союзе сим, любовь!
15
Семью такую всяк осудит,
коль недостоин, в ней, один...
и тот – по жизни – в думах блудит,
в тумане призрачных причин,
а в доме – слёзы..., ревность..., скука
( как невесёлая наука )
вершат идею наших дней,
а мы – в ней – жертвами страстей,
своих же – из любви конструкций...,
где я – совсем не Идеал...,
скорее – скандалист-нахал,
в отличии от репродукций
Героев книг, где пол мужской,
как тряпка-прелесть, иль изгой!
16
Иным же стать...- едва ль возможно...,
да и зачем...- себя ломать -
в привычках ( выглядеть, с тем, ложно ),
но не судьбе же изменять...
А Вам, Татьяна, между нами...,
скажу обычными словами,
что быть простой, в такой среде,
нельзя, совсем, ведь фальшь — везде,
для чистоты души наивной...,
которой – проза, словно яд...,
но Ваш, по жизни, ясный взгляд,
судьбою выбрав, лишь взаимной,
оценит человек святой...,
а я, для Вас, увы..., чужой...»
17
Окончил монолог Евгений,
как убедительный посыл,
в своей трактовке зрелых мнений,
где даже пиетет сквозил,
по отношению к Татьяне,
которой, словно бы в тумане,
казались странными слова,
звучащие едва-едва
из уст его... и те – не в тему...,
ведь в оных – не было любви,
бурлящей столь в её крови
и ждущей, страстности богему,
в лице Онегина – судьбой...,
но тут случился, явью, сбой...
18
Что скажешь, здесь, мой современник,
по поводу его речей ( ? )...,
когда в условностях – ты – пленник,
а он же – с истиной своей -
напротив: выдал благородство,
затмив цветущее уродство
Эпохи современной, лет,
где – балаганом – Этикет,
своею чистоганной нормой,
вершит общественный настрой,
а социальный, в нём, Герой -
вороной белой – чуждой формой,
как дурачок, среди людей... -
и очень часто, меж друзей!
19
А что до оных..., то – особо
скажу я вам, делясь судьбой,
их зная дружбу ( Аж до гроба! ),
своей обратной стороной,
когда Ваш друг, столь безмятежно,
клевещет ( До чего ж безбрежно! ),
причём, за вашей же спиной,
естественно на Вас, в запой ( ! ),
так предаваясь самомнению
( иного слабости познав ),
ведь друг ему – как для забав -
по обстоятельств лишь стечению...,
вот и лопочет всякий вздор,
чужой души, как будто, вор!
20
Да к чёрту! Стоит ли, Читатель,
о них, столь часто вспоминать,
коль слой сей, словно злопыхатель,
корёжа родственную стать,
к ней, вроде, как альтернативой
стремится ( но – душой фальшивой ),
а оттого и дисбаланс
само собой – не в лёгкий транс
влечёт известное сословие
( я о родне, здесь, речь веду... ),
которое — почти в бреду,
глаголя пыла многословие
( о том, известно уж... стократ ),
всех посылает, через мат!
21
Да и в любви – не всё так гладко,
поскольку – красота влечёт,
а доля же мужская – падка -
на сей товар ( Кой знает счёт! ),
через красоток умиление,
способных предложить мгновение
своей натурой – в цвете лет,
да и в подмогу – Этикет,
который им же и вручили
мужчины – в упокой души
( Но здесь – молчок...- и не дыши... ),
а женщины, о том, забыли...,
лишь чтя измену – для врага,
где профилактикой – рога!
22
Вот так, подспудно, постепенность
и развивает эгоизм...-
к врагам, к друзьям... и, здесь, надменность -
в любви – совсем не экстремизм,
а просто – небольшая шалость...
и та – к себе ( Какая малость! ),
что не предаст, коль будет взрыв
( нежданный в чувствах негатив ),
не двинув, вовсе даже, бровью...,
ведь жизнь, порой, и беспредел,
и ты бываешь не у дел,
когда так хочешь сам, с любовью,
защитой Мира стать всего,
но всё ж не зная: для чего...
23
Итак: их встреча завершилась...,
но, правда, далеко не так,
как, в ней, надежда воплотилась,
через мечты...- О, злобный знак,
Онегина поползновений,
в потоке смутных откровений,
что на Татьяну, как рукой,
набросили вуаль – тоской,
меняя настроение, сразу,
а с тем – вселяя мрачный дух,
как будто бы судьбы прорух,
и заключительную фазу:
бессонницу – в тиши ночей,
под бледный свет Луны лучей...
24
Опять грустит Татьяна наша,
действительность виня, судьбой,
которая, как яда чаша,
её наполнила собой -
с лихвой..., коль по итогам встречи
стал голос вялым, в тихой речи,
плюс ко всему – столь блёклый взгляд,
на фоне мыслей, невпопад...,
а тут – соседи, словно хором
( в потугах свежих новостей ),
всё жениха пророча ей,
судачат в разнобой – фольклором,
но здесь, давно пора, сюжет,
слегка сместить, сменив дуэт...
25
А это Ольга с Ленским, вкупе
( красой её, Поэт сражён ),
и пусть пассивен, в данной группе,
зато – аж по уши влюблён...
и следуя за Девой, вечно,
стихи слагает, бесконечно,
звучащие, порой, не в такт,
ведь на крючке, Володя ( Факт! ),
в любовные попавший сети,
волнуясь столь, чрез младость лет,
в которых – глупость ( жизни цвет ) -
детей блаженных гонит в клети,
а он же – в юности..., всегда
( Но счастье ль это, иль беда? )...
26
Он о любви стихи читает -
чужие..., иногда — свои...,
где сердце ( лишь его ) всё ж тает
и млеет взгляд..., и длятся дни...,
в которые они гуляют...,
ну, а Поэта принимают -
в семье – уже за своего
и мерят вес судьбы его,
что с Ольгою свела, случайно...,
хваля за пылкость фраз – огнём,
струятся кои ( чаще – днём )
в стихах, ей сочинённых, тайно...,
где он, во чтиве, так любя,
рассеянно ведёт себя...
27
Он Ольгой поглощён всецело,
Поэзии верша слова,
слагает кои неумело,
ведь строфы, в них, едва-едва...
и те – не глубиной блистают,
но мысли Ленского дерзают,
а уж посланиям SMS
конца не видно..., но прогресс
сближает всё-таки, с любовью,
коль рядом нет её, порой,
а юным чувствам – не игрой -
обыденность, как будто новью,
пылая ( В широте ль души? ),
вручает миражи в тиши...
28
А уж кокетство молодое,
чужое, как своё берёт,
под настроение ( часто – злое ),
так муча судьбы ( Что не в счёт! )
иных поэтов...- планомерно,
коль их количество – безмерно,
как по команде лезет в ряд,
в столь мелодичный звукоряд
( как щебетание певчих птичек... ),
звучат где разные гласа...,
и тут уж, девичья краса
( в позывах собственных привычек ),
резвится, средь любви забав,
пытая, тем, поэтов нрав...
29
А что до оных, средь признаний
( царят где пасквиль да памфлет )
блаженство душ, стезёй страданий,
свой совершая пируэт,
любвеобильность раскрывает
( но, правда, ум – во тьме скрывает ),
в сонет впадая..., мадригал...,
стих..., оду ( где куплетов бал ) -
их – Идеалу посвящая...
Но ты ж не ждёшь, Читатель Мой,
что я, Поэта, как судьбой,
увы, ….. страдальцем обзывая,
всё ж умалять начну, как Сан,
не указав, что я – профан?
30
Вершат они – посланий кипы,
из опусов..., где смрад словес
разоблачает прототипы
( Сошли кто...- будто бы с небес! )...,
а те ж – влюблённость излагая
( Поэзией – то называя... ),
бездарность издают свою,
подобием: «...по ночам пою...» -
в стишках..., совсем минуя прозу,
как будто Дев, к ней, слух, так глух
и ловит лишь Эрато дух,
пороча Мельпомены позу...,
чрез рифмоплётов Этикет,
где, будто я, держу ответ...
31
Вот так и Ленский, вдохновенно,
души найдя свой Идеал,
один в тиши, самозабвенно,
для Ольги – всё стихи слагал,
а вкупе к ним – сонеты..., оды...-
согласно звания породы,
когда Поэт – ни дать, ни взять -
не может, чтоб не сочинять...,
и пусть оторван он от Мира,
являясь чудаком, слегка,
но свыше – властная рука,
его лишь выбрав, как Кумира,
толпе назначила судьбой,
чтоб он владел её душой...
32
Однако, и толпа – во вправе,
к Поэту предъявляя счёт
( по теме: «Жить легко в забаве...» ),
потребовать в стихах отчёт,
без лирики, в тоске что, вечно,
жизнь «достаёт» ( Аж бессердечно! ),
на фоне мифов – грёз заноз,
а наяву ж – простых мимоз,
что из кустарников, в дубравах...,
где в тишине ( едва ль во мгле )
поэт творит, как на игле,
забывшись в словесах-забавах,
теряясь между разных тем...-
но не силён он до Поэм!
33
Куда... пивному поколению
от сникерсов... до крупных форм ( ? ),
когда в стишках их, вкупе с ленью,
застывшие пределы норм
сквозят ветрами, что крепчают...,
ну, а Поэты — всё мельчают...,
но лишь себя, в Эпохах чтя,
Венцом Искусств зовут..., хотя...-
таким – Поэзия – что тесто...-
стряпнёй стихов..., но в них бы, взгляд,
им кинуть, лет на сто назад,
спросив, затем: «..., а где ж, нам, место?»
всё сопоставить..., дав ответ...,
но их нахальству — меры нет!
34
Пусть исключением нам послужит
Владимир..., чрез стихов наплыв,
и Ольге – голову им вскружит
( Хотя...- весом ли креатив? ),
ведь для неё ( Души ль абстрактной? )
Поэма – сценой одноактной -
утратила весь интерес
( молчанием выразив процесс ),
над ожиданием наваждений,
Поэт где был, аж без ума,
в стихах раскрыв свой дух, весьма,
желая Ольги вожделений...,
но не дождался..., ведь она -
была слегка раздражена...
35
А что до собственных творений,
то их читая, в тишине,
сам дохожу до удивлений...,
поскольку оные, ко мне,
приходят явно ненароком...,
а посему: не стать пророком,
в Поэзии – за просто так,
когда в душе – недобрый знак...,
но оная – к судьбе – святая
( иных – по делу – позабыв ),
лишь тишь да свет ( как в дар ) вручив,
чрез Космос – Аурой играя -
на протяжении многих лет,
мне – правильный даёт совет...
36 ( 37 – пропуск, как у Пушкина )
Мы об Онегине забыли...,
и здесь – не без вины моей...,
ведь отступления, словно всплыли -
лиричностью...- лишив идей...,
а он же – чрез свои манеры -
замашки Света ( И сверх меры! ),
благоухал среди богатств,
не допуская панибратств
с Бомондом местным, городишка,
его чураясь за версту,
столь презирая простоту
( увы, не от палат умишка... )
и всё отшельником «страдал»...,
но в Мерседесе разъезжал!
38 ( 39 - пропуск, как у Пушкина )
Уже не до столиц мерцаний,
что будто звёзды...- далеко...,
зато налёт его желаний,
в кичливости вершит, легко,
коль в казино да в ресторанах
( от скуки, даже, в дальних странах ),
всё больше проводил досуг...,
а уж снижать шкалу услуг
считал абсурдом диковатым -
в своей натуре, что вела...-
к привычной жизни, что цвела...,
но местный Плебс, всё ж туповатым
ему казался..., между дел...,
и он с тоской — на жизнь глядел...
40
Дела же — явью...- праздность..., скука...
в стрельбе по мухам..., не спеша...,
где пистолет ( Всё ж не базука!!! ),
но в грохоте, сюжет верша,
бодрил аж..., бабок, с кутежами...,
Онегин «квасил» где, с «друзьями»,
подолгу «зависав» в гульбе...,
а кореша, к нему, в борьбе,
стремились ( Чтоб вкусить халяву! ),
да прихватив подруг с собой -
вампирш ( С широкой столь душой,
что и Руси – не в нюх – по нраву!!! ),
вот только климат «кайф ломал» -
зимой внезапной заставал...
41
Опять – сугробы – от метелей,
сезон – сюрпризом принесёт,
почти как в дар – от канителей
( Ведь урожай собрать – Почёт! )...,
а посему: в домах – сурками
( за вечными Руси снегами ),
Народ – о лете сказ ведя...,
но средь сугробов шурудя,
войну ведёт на выживание -
лопатой расчищая путь,
а с тем – в китайцах сея жуть
( в их, над Отчизной обладание... ),
которым сей простор, как бред -
Земли обетованных бед!
42
Не «растащило» чтоб..., от зноя
( коротким летом ), так и знай -
в стране родной – стезя изгоя,
коль потерял ты урожай ( ! ),
вспахав едва, засим – засеяв,
потом – собрав...- кутёж затеяв
( Причина – вовсе не курьёз! ),
но «Славный Дедушка Мороз»
напомнил..., и почти средь лета,
собою окрестив сезон
( Который – нам совсем не сон! ),
и уж не Африки Комета,
что круглый год средь пальм парит
и ада холода не зрит...
43
И чем заняться в это время ( ? )...
и городишко, весь, затих,
чтоб в скуке длилась жизнь, как бремя,
среди зимы – от сих до сих...,
где лишь рыбалка ( Для гурманов -
фанатиков, не без изъянов... ),
а к ней – охота, может быть
( Себя б, в сугробе, не забыть! )...,
а посему: сюжет – судьбою -
находит путь – домой, в тепло,
в узорах зимних где, стекло,
а ты – читай, иль пей – с тоскою...
и вспоминай тепла сезон,
который, словно сказки сон...
44
Иного времени ведения
не мог Онегин принимать:
спросонок в душ – для наслаждения...
и вновь в постель, то бишь, в кровать -
понежиться ещё немного...-
для пробуждения, как предлога
к неспешности средины дня,
когда, порой, его родня
тревожит, чрез звонки пустые...,
и день короткий всходит – мглой...,
а он – с компьютером, зимой,
играет в шахматы простые...
и друга ждёт ( кто обещал... ),
ведь Ленский SMS прислал...
45
Друзья сварганят вечеринку
( мальчишник, то есть ) на двоих -
«четушку вмазав» ( четвертинку ),
во благо лет своих младых...,
и стол накрыт – полнО где снеди -
к их дружбе ( Всё же – не соседи! ),
и пышность – вроде ни к чему,
но ждёт беседа..., посему:
оставим их, для отступления,
коль Лирике – оно – оплот,
иль как абстрактный анекдот -
профанам – в дар ( Для осуждения! ),
сместив, немного, разговор,
а с ним – тематики узор...
46
Речь о четушке, то бишь – водке...-
губительнице злобной, душ,
в нахрапистой своей походке
сорвать, в стремлениях алчных, куш -
горячкой белой – для сознаний,
среди галлюцинаций маний,
добавкой к ревности – в бреду,
когда расслабленность – к вреду
ведёт, столь быстрою дорогой,
и сказка нам, о том, твердит:
«Не пей водицы – паразит!
Иванушка...» - Козой убогой
жизнь выглядит ( Едва ль со зла... ),
но водка сделала...- козла!
47
Друзей сближает вечер, снова,
и разговора монолог,
ведь соло Ленского – весомо,
а значит: верен, здесь, мой слог,
да и Онегин, столь внимая
( всё ж Ленского, так понимая ),
проникся, как к душе родной,
и слушает – почти в запой...
Но ближе к делу, в коем – тема -
их встречи важный диалог
( а для романа – он – пролог,
ведь для троих – любовь – проблема ),
Онегин – фразу лишь сказал...,
но Ленский – вмиг его прервал!
48
«Заехал к Лариным...- не в шалость...-
всё ж повод... Ныне, как дела?» -
«Налей и мне, Онегин, малость...
Да хватит! Вся семья ждала
приезда нашего..., с тобою,
как в прошлый раз...- Уж то – судьбою...
Но Ольги, как прекрасен лик!
А как воздушна! Я..., старик,
узнать хочу; когда ж намерен
ты посетить их ( сгинув с глаз ),
ведь был всего, там, пару раз
( Иль ты своим капризам верен? )...
Ну, как? - В субботу...- Нас уж ждут!
А коль откажешь...- Не поймут!» -
49
«Ты парень прыткий, как я вижу...» -
«Но у Татьяны — праздный день!» -
«У всех те дни... Мне — кайф сей – в грыжу...» -
«Когда ж перешагнёшь ты лень?
Ведь будут ждать нас... Это ясно?» -
«Ну, сёстры..., мать...- Почти прекрасно...,
но – тараканами – родня
понабежит... Зачем там я?» -
«Оставь! Всего-то – день рождения...
Ну, может, кто-то из своих
придёт... Однако, нас, двоих
там примут..., без сомнения!
Поедешь всё же? Сделай шаг!» -
«...поеду..., другу друг, не враг...»
50
Доволен Ленский..., стопку сразу,
да без закуски пригубил...
и возжелал, в стихах, уж фразу
создать..., но не хватило сил,
что явно было...- по таланту...,
а может – водка – в мозг инфанту
вошла, замкнув, тем, разум весь
( и благо, что Поэт – во спесь
не впал, через стихов порхание )...,
ведь был влюблён он ( Просто в раж! ),
и в чувствах чист ( Каков типаж! ),
в семье ища благоухание...,
любовь и быт – в одно смешав...-
устои жизни, тем, поправ...
51
И в чувства верил он взаимность,
где счастье – за порогом ждёт,
а в нём – душа – сама интимность,
как будто за собой зовёт,
оттенком – тайну прикрывая,
от жизни – в негу отбывая,
так искажая юный взор
( где для влюблённости – простор ),
но лишь слепому практицизму
неведом истый смысл сих сил:
Евтерпа где погасит пыл,
Эрато ж лжёт где стоицизму,
а сердце – вовсе не поёт -
знать – опыт, в нём, прервал полёт!
Хоть за ухом чеши...
Конечно, да...- Порою, строчки,
всплывают..., ясно, из души...
Но, по судьбе, дойти до точки,
вполне...- Хоть за ухом чеши,
вне поэтической бравады,
как атрибутики нутра...-
Зато, в него, столь часто, гады,
чертями ( Видно, от «добра»! ),
стремятся, скопом, чтоб забыться...-
В естественной стезе своей...
Ну, то есть, кровушки напиться
( Понятно, что твоей..., скорей! )...
и отрубиться!..- На досуге...
А с тем и отключить тебя!
Ужели, чтобы мрак, в испуге,
в глазах блуждал?..- Жизнь, не любя,
едва ли сотворишь благое!..
Да и чужого не поймёшь...
А если так, то, дармовое,
как кара с неба...- Долю ждёшь,
опять-таки, непроизвольно...-
Но и она - не лучший куш,
когда блаженствует, раздольно,
не в той среде...- А мёртвых душ,
прикинуть если..., так в достатке,
да и за пройденный маршрут,
маячить..., вроде как в «десятке»,
нелепо, явно...- Знать, не ждут,
иные вехи ( Да с Зарёю!!! )...-
И счастья долгие года...
А я, как будто въехал в Трою...,
короче, снова, не туда ( ! ),
в своей же собственной доктрине
( Невольно, подтверждая Сан! )...-
Здесь, рифма тянется к перине...,
но мне привычнее - диван...-
Чтоб, от души...- Но, откровенно:
Творить не можешь...- Не верши!..
Или умри ( Причём, мгновенно!!! ),
душой...- Хоть за ухом чеши!..